Корнеальный гистерезис как предиктор прогрессирования глаукомной оптической нейропатии

Open access Antiplagiat

E-library Dimensions
VAK russian citation index ROAD
DOAJ

Импакт фактор - 0,776*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ




DOI: 10.21689/2311-7729-2018-18-4-168-173

Рубрика: Офтальмология
Цель исследования: определить роль корнеального гистерезиса (КГ) как предиктора прогрессирования глаукомной оптиконейропатии (ГОН) при проведении сравнительного анализа морфофункциональных показателей.
Материал и методы: в ретроспективном исследовании было обследовано 128 больных (173 глаза) с первичной открытоугольной глаукомой (ПОУГ) и первичной закрытоугольной глаукомой (ПЗУГ). Все пациенты были разделены на 2 группы: 1-я группа — с отсутствием прогрессирования ГОН, 2-я группа — c прогрессирующей ГОН. Период наблюдения составил 7 лет. В качестве предикторов прогрессирования ГОН наряду с прочими клиническими параметрами исследовались роговично-компенсированное внутриглазное давление (ВГД) и КГ, а также морфофункциональные параметры: периметрические индексы (MD, PSD), толщина слоя нервных волокон (RNFL) и ганглиозного слоя сетчатки (GCC), объем его глобальных (GLV) и фокальных потерь (FLV).
Результаты исследования: в ходе исследования определялась диагностическая значимость параметров как предикторов прогрессирования ГОН — AUC (оценка площади под характеристической ROC-кривой). Было выявлено, что группы статистически достоверно отличались по следующим показателям: КГ (AUC 0,640±0,057, p=0,006), возраст (AUC 0,612±0,051, р=0,006), MD (AUC 0,710±0,066, р=0,001), PSD (AUC 0,681±0,066, р=0,006), RNFL (AUC 0,620±0,041, p=0,007) и FLV (AUC 0,617±0,050, p=0,008).
Выводы: несмотря на то, что большинство исследователей сходится во мнении, что ВГД является ведущим фактором прогрессирования заболевания, в последние годы все чаще звучит тезис о том, что более прогностически важным является КГ. Так, в ходе проведенного исследования исходно низкий уровень КГ (но не исходное ВГД) ассоциировался с прогрессированием ГОН. Другими значимыми факторами оказались возраст больных и степень глаукомного поражения, характеризуемая периметрическими индексами и толщиной слоя нервных волокон сетчатки, а также объемом фокальных потерь ее ганглиозного слоя.

Ключевые слова: корнеальный гистерезиc, предикторы прогрессирования, глаукомная оптиконейропатия.

Для цитирования: Курышева Н.И., Шаталова Е.О., Лепешкина Л.В. Корнеальный гистерезис как предиктор прогрессирования глаукомной оптической нейропатии // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2018. №4. С. 168-173
Corneal hysteresis as a predictor of glaucomatous optic neuropathy progression

N.I. Kurysheva1, E.O. Shatalova2, L.V. Lepeshkina1

1 Burnazyan Federal Medical Biophysical Center of Federal Medical Biological Agency, 
 Moscow, Russian Federation
2 LLC “Doctor Shatalov Clinic”, Orekhovo-Zuyevo, Russian Federation

Aim: to determine the role of corneal hysteresis (CH) as the predictors of glaucomatous optic neuropathy (GON) progression in a comparative aspect with morpho-functional parameters.
Patients and Methods: 128 (173 eyes) patients with primary open-angle glaucoma (POAG) and primary angle-closure glaucoma (PACG) were observed in a retrospective study. All patients were divided into two groups: group 1 — with no GON progression, group 2 — with GON progression. The observation period lasted 7 years. Corneal-compensated intraocular pressure (IOP) and CH, as well as morpho-functional parameters: perimetric indexes (MD, PSD), retinal nerve fiber layer (RNFL), ganglion cell complex (GCC), global loss volume (GLV) and focal loss volume (FLV) — were examined as the predictors of GON along with other clinical parameters.
Results: the study determined the diagnostic significance of the parameters as predictors of glaucomatous optic neuropathy progression — AUC (estimation of the area under the characteristic ROC-curve). It was found that the groups statistically significantly differ by the following indicators: corneal hysteresis (AUC 0.640±057, p=0.006), age (AUC 0.612±0.051, p=0.006), MD (AUC 0.710±0.066, p=0.001), PSD (AUC 0.681±0.066, p=0.006), RNFL (AUC 0.620±0.041, p=0.007) and FLV (AUC 0.617±0.050, p=0.008).
Conclusion: despite the fact that most researchers agree that IOP is a leading factor in the progression of the disease, in recent years, a thesis that the corneal hysteresis is more prognostically important is heard more often. Thus, in the course of the study, the initial low level of CH, but not the initial IOP, was associated with the GON progression. Other significant factors were the age of patients and the degree of glaucomatous lesion, characterized by perimetric indexes and the retinal nerve fiber layer, as well as the focal loss volume of its ganglion cell complex.

Key words: corneal hysteresis, predictors of progression, glaucomatous optic neuropathy.
For citation: Kurysheva N.I., Shatalova E.O., Lepeshkina L.V. Corneal hysteresis as a predictor of glaucomatous optic neuropathy progression. RMJ “Clinical ophthalmology”. 2018;4:168–173.

В статье представлены результаты исследования, подтверждающего важную роль корнеального гистерезиса как предиктора прогрессирования глаукомной оптиконейропатии при проведении сравнительного анализа морфофункциональных показателей.

    Введение

    На протяжении десятилетий повышенное внутриглазное давление (ВГД) признавалось ведущим фактором риска развития и прогрессирования глаукомной оптиконейропатии (ГОН) [1–3]. Однако в литературе имеется немало подтверждений тому, что заболевание может прогрессировать и при нормальном ВГД [4]. Среди прочих факторов риска прогрессирования ГОН упоминаются возраст [5, 6], пол [7, 8], сопутствующие соматические заболева-
ния [9, 10], близорукость [11], раса [8, 12], применение бета-блокаторов в качестве местного гипотензивного лечения [13], биомеханические свойства роговицы [14, 15]. Следует, однако, подчеркнуть, что относительно влияния последнего фактора на течение ГОН существуют разные точки зрения. Так, если до недавнего времени большое внимание уделялось связи центральной толщины роговицы (ЦТР) с прогрессированием заболевания [16], то в настоящее время на первый план выходит такой параметр, как корнеальный гистерезис (КГ), отражающий вязкоэластичные свойства роговицы [1]. В литературе мы не встретили ни одной работы, в которой бы роль КГ в прогрессировании ГОН оценивалась в сравнении с другими морфофункциональными 
показателями.
    Цель: определить роль КГ как предиктора прогрессирования ГОН при проведении сравнительного анализа морфофункциональных показателей.

    Материал и методы

    Данное исследование носит характер ретроспективного когортного. С целью проведения данной работы из 2 тыс. наблюдаемых в Центре офтальмологии ФМБА больных с первичной глаукомой для данного исследования произвольно было отобрано 128 пациентов (173 глаза): 78 больных (108 глаз) со стабильным течением ГОН (группа 1) и 50 пациентов (65 глаз) с прогрессированием заболевания (группа 2).
    Критериями включения в исследование являлись: ПОУГ, ПЗУГ после периферической лазерной иридотомии (ПЛИТ) начальной, умеренной стадий, cфероэквивалент <6,0 дптр., астигматизм <2,0, открытый угол передней 
камеры (УПК) — не менее 30°, отсутствие сопутствующей патологии органа зрения.
    Критериями исключения являлись: глаукома нормального давления, пигментная глаукома, недостаточно прозрачные оптические среды глаза, отсутствие устойчивой фиксации, медикаментозный миоз, cфероэквивалент 
>6,0 дптр., астигматизм >2,0 дптр., низкое качество снимка диска зрительного нерва (ДЗН), менее 5 протоколов периметрии в анамнезе, антиглаукомные операции в анамнезе, хронические системные аутоиммунные заболевания, сахарный диабет, болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера, деменция.
    Средний возраст больных составил 68 лет (44–88). Больные с впервые выявленными ПОУГ и ПЗУГ и псевдоэксфолиативной глаукомой (ПЭГ) находились под наблюдением в течение 7 лет.
    Диагноз глаукомы был поставлен на основании характерных изменений ДЗН, выявляемых при офтальмоскопии (патологическое отклонение от нормы пропорций неврального ободка, глаукомная экскавация ДЗН, перипапиллярная атрофия, клиновидные дефекты в слое нервных волокон сетчатки, примыкающие к краю ДЗН, геморрагии по краю ДЗН), повышенного офтальмотонуса, выходящих за пределы нормы результатов стандартной автоматизированной периметрии (САП).
    Во время данного исследования не проводились измерение флуктуации ВГД, а также определение пиков ВГД в течение суток.
    Исследование проведено в соответствии с этическими принципами, заложенными Хельсинкской декларацией и отраженными в правилах качественной клинической практики (GCP) и нормативных требованиях. Протокол исследования утвержден этическим комитетом ФГБУ ГНЦ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна ФМБА России.
    Объем обследования включал в себя измерение 
роговично-компенсированного внутриглазного давления, КГ и фактора резистентности роговицы на анализаторе биохимических свойств роговицы ORA (USA). Также всем пациентам выполнялись авторефрактометрия, визометрия, гониоскопия, оптическая когерентная томография (ОКТ — протокол GCC, ONH), включая ОКТ переднего отрезка глаза c определением размеров УПК и исследование ганглиозного слоя сетчатки с определением толщины ганглиозного комплекса (GCC) и его характеристик: объема глобальных (GLV) и фокальных его потерь (FLV) на приборе Optovue, СA, пахиметрия (SP-100, Германия), биометрия (Lenstar LS 900, Haag-Streit Diagnostics, Швейцария). Проводили также стандартную автоматизированную периметрию по программе 24-2 SITA Standard (Humphrey Field Analyzer), исследование ДЗН с его фотографированием (Visucam 500, Германия).
   

Большое внимание уделялось качеству исследуемых протоколов. Так, исключали протоколы с потерей фиксации более 30%, ложнонегативными ошибками, а также более 15% ложноположительных результатов. Прогрессирование ГОН оценивалось по данным периметрии, а именно по изменению индекса поля зрения (VFI, Visual Field Index), который отражает потенциал поля зрения в процентном выражении [17, 18]. Скорость прогрессирования (ROP, дБ/год) оценивалась по данным GPA (Glaucoma Progression Analysis) методом САП [19], при этом снижение светочувствительности определялось как «возможное» (possible progression) и как «вероятное прогрессирование» (likely progression), а регрессионный анализ осуществлялся на основании имеющихся как минимум двух базовых тестов. В дальнейшем повторные обследования проводились каждые полгода. В общей сложности за весь период наблюдения было выполнено не менее 14 периметрий у каждого пациента.
    С целью открытия угла передней камеры пациентам с ПЗУГ первым этапом проводилась ПЛИТ.
    Всем пациентам с гипотензивной целью назначались местные препараты (рис. 1) и/или выполнялась селективная лазерная трабекулопластика. Для оценки влияния вида местной гипотензивной терапии на характер течения ГОН учитывали те группы препаратов, которые назначались в период основного срока наблюдения (более половины) в каждом конкретном случае, в т. ч. в течение последних 3 лет.
Рис. 1. Гипотензивный режим в группах больных без прогрессирования ГОН и с прогрессированием ГОН
    Статистическая обработка данных. Для сравнения групп больных не по независимым выборкам, а по полным данным применялись методы, учитывающие корреляцию наблюдений для парных глаз. Применяли обобщение Rosner — Glynn — Lee и критерий ранговых сумм Mann — Whitney — Wilcoxon в случаях кластеризованных наблюдений; обобщение Obuchowski оценки AUC (оценка площади под характеристической ROC-кривой) на случай кластеризованных наблюдений. Для вычисления использовались пакеты clusrank, Exact языка R и программа funcs clustered ROC.R. Cutoff score рассчитывался на основе Youden’s index (MedCalc, версия 11.5.1). Числовые данные представлены как среднее ± SD. Статистическая обработка полученных результатов проводилась с использованием стандартного пакета программ статистического анализа SPSS 15.0 for Windows. Значения p<0,05 считались статистически значимыми.

    Результаты исследования

    Клиническая характеристика пациентов, принимавших участие в исследовании, представлена в таблице 1.
Таблица 1. Клиническая характеристика больных
    Результаты показали, что из трех форм глаукомы у наблюдаемых пациентов в группе с прогрессированием ГОН преобладали больные с ПЭГ. Прогрессирование ПЗУГ в 2 раза превосходило таковое при ПОУГ (табл. 2). Анализ также показал, что периметрические индексы (MD, PSD), толщина слоя нервных волокон (RNFL), объем фокальных потерь (FLV), КГ и возраст пациента имеют статистически достоверное влияние на развитие ГОН (табл. 3). Из рисун-ка 2 видно, что КГ в группе с прогрессированием ГОН существенно отличался от такового в группе без прогрессирования, и это отличие было более выраженным, чем для основных морфофункциональных показателей.
Таблица 2. Стабилизация глаукомного процесса в исследуемых группах в зависимости от типа глаукомы
Таблица 3. Предикторы прогрессирования ГОН

    Обсуждение

    Результаты настоящей работы впервые показали, что КГ имеет столь же существенное значение в качестве предиктора прогрессирования ГОН, как и исходная степень глаукомного поражения, в частности выражаемая данными периметрии. Однако если учесть существование «препериметрической» глаукомы, то становится очевидной диагностическая важность параметров, позволяющих прогнозировать течение глаукомного процесса в условиях отсутствия глаукомных дефектов полей зрения. Такими параметрами традиционно считаются морфометрические показатели, изменения которых опережают появление функциональных дефектов [20–22]. Результаты настоящего исследования показали, что прогностическая значимость КГ на момент выявления заболевания не уступает таковой для наиболее важных морфометрических показателей: толщины слоя нервных волокон сетчатки или характеристики ее ганглиозного слоя (см. табл. 2).
    Вопросам влияния биомеханических свойств роговицы на течение ГОН уделяется большое внимание в литературе. В частности, было выявлено значительное снижение КГ в группе больных глаукомой по сравнению с таковым у здоровых обследуемых [23] и лиц с офтальмогипертензией [24]. Как было показано в предыдущих наших исследованиях, КГ является маркером препериметрической стадии глаукомы [20].
    Примечательно, что в настоящем исследовании толщина роговицы в ее центральной части не вошла в число достоверно значимых предикторов прогрессирования ГОН. Это совпадает с результатами, полученными другими авторами. Так, в одном из таких исследований, похожих по дизайну на нашу работу (срок наблюдения за больными — 5 лет, 230 глаз), было показано, что ведущую роль в прогрессировании ГОН играет отнюдь не ЦТР, а именно низкий КГ [25]. F. Medeiros et al. [26] также отмечают, что КГ играет важную роль в прогрессировании глаукомы. В ходе однофакторного анализа ими было установлено, что каждому миллиметру рт. ст. КГ соответствовало ухудшение индекса полей зрения на 0,25%/год (p<0,001). В многофакторном анализе было установлено, что роль ВГД в прогрессировании ГОН опосредована через КГ. Риск прогрессирования был более высоким в глазах с повышенным уровнем ВГД и низким КГ. К аналогичному выводу пришли и другие авторы [27]. В то же время в ряде исследований было показано, что ЦТР связана с тяжестью глаукомы и является фактором риска прогрессирования ГОН [21, 28, 29]. Однако если говорить о значимости показателей КГ и ЦТР в развитии ГОН в сравнительном аспекте, то большее «предпочтение» авторы отдают именно КГ. Так, по данным De Moraes et al., в 17,4% случаев скорость прогрессирования ГОН была ассоциирована с исходно низкими показателями КГ, в то время как с ЦТР — лишь в 5,2% [27]. Следует отметить, что при проведении данного исследования статистически достоверного влияния ЦТР на прогрессирование ГОН выявлено не было. Ретроспективный анализ серий снимков ДЗН в динамике, проведенный Chee et al. [30], показал прямую связь между КГ (но не ЦТР или ВГД) и прогрессированием ГОН.
    Также следует упомянуть, что КГ, по данным литературы, может играть важную роль в повышении восприимчивости зрительного нерва к глаукоматозному повреждению. Так как фиброзная капсула глаза (роговица и склера) является структурой, играющей ведущую роль в поддержании механической целостности глаза, то логично предположить, что при изменении ее жесткости изменяется и степень ее деформации при определенном уровне ВГД [32]. Следовательно, механические свойства фиброзной капсулы глаза оказывают влияние и на биомеханику ДЗН [32, 33]. Эластичные свойства склеры могут служить в качестве буферирующего механизма для микрообъемных изменений в глазу, что защищает его от флуктуаций ВГД [32].
    Результаты настоящей работы показали, что исходно низкое значение толщины слоя нервных волокон (RNFL) и объем потерь ганглиозного слоя сетчатки также ассоциировались с прогрессированием заболевания (см. табл. 2, рис. 2), что совпадает с данными литературы [33].
Рис. 2. Сравнительная характеристика КГ и морфофункциональных показателей в качестве возможных предикторов прогрессирования ГОН
    Исходный уровень ВГД в настоящем исследовании не вошел в число достоверно значимых предикторов прогрессирования ГОН, это мы объясняем тем фактом, что всем больным сразу было назначено гипотензивное лечение. В то же время было замечено, что в группе больных с отсутствием прогрессирования ГОН число пациентов, находящихся на лечении аналогами простагландинов (АП), в 2 раза превышало таковое в группе больных с прогрессированием ГОН.
    АП относятся к препаратам первого выбора в лечении глаукомы. Однако данных об их влиянии на прогрессирование заболевания в литературе пока немного. Впервые это было показано в недавнем исследовании UKGTS, где авторы продемонстрировали, что риск развития глаукомы на фоне лечения латанопростом был ниже, чем в группе плацебо [34]. Следует подчеркнуть, что это отличие было достоверным только на втором году наблюдения. Таким образом, наше исследование является первым, в котором пусть и косвенно, но указывается на значимость лечения АП с целью предупреждения прогрессирования ГОН, причем эти результаты получены при наблюдении, в 3 раза превосходящем по длительности UKGTS.
    Результаты настоящего исследования показали более частое применение α2-адреномиметиков в группе больных с прогрессированием ГОН, несмотря на известный факт нейропротекторной активности бримонидина [35]. Однако это мы объясняем возможным нарушением режима закапывания препарата вследствие его побочных эффектов [36].

    Выводы

    Исходно низкий уровень КГ (но не исходное ВГД) 
ассоциируется с прогрессированием ГОН.
    Другие значимые факторы — возраст больных и степень глаукомного поражения, характеризуемая периметрическими индексами и толщиной слоя нервных волокон сетчатки, а также объемом фокальных потерь ее ганглиозного слоя.

Сведения об авторах: 1Курышева Наталия Ивановна — д.м.н., профессор, руководитель консультативно-диагностического отдела; 2Шаталова Екатерина Олеговна — врач-офтальмолог; 1Лепешкина Людмила Вячеславовна — врач-офтальмолог. 1ФГБУ ГНЦ РФ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна ФМБА России. 123098, Россия, г. Москва, ул. Гамалеи, д. 15. 2ООО «Клиника Доктора Шаталова». 1426113, Россия, Московская обл., г. Орехово-Зуево, ул. Набережная, д. 10а. Контактная информация: Курышева Наталия Ивановна, e-mail: e-natalia@list.ru. Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 16.09.2018.
About the authors: 1Natalia I. Kurysheva — MD, PhD, Professor, Head of the Clinical Diagnostic Department; 2Ekaterina O. Shatalova — ophthalmologist; 1Ludmila V. Lepeshkina — ophthalmologist. 1Burnazyan Federal Medical Biophysical Center of Federal Medical Biological Agency. 15, Gamalei str., Moscow, 123098, Russian Federation. 2LLC “Doctor Shatalov Clinic”. 10A, Naberezhnaja str., Orekhovo-Zuyevo, Moscow region, 1426113, Russian Federation. Contact information: Natalia I. Kurysheva, e-mail: e-natalia@list.ru. Financial Disclosure: no author has a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 16.09.2018.
Литература
1. Leske M., Heijl A., Hyman L., Bengtsson B. Early Manifest Glaucoma Trial: design and baseline data. Ophthalmology. 1999;106(11):2144–2153.
2. Gordon M.O., Kass M.A. The Ocular Hypertension Treatment Study: design and baseline description of the participants. Arch Ophthalmol. 1999;117(5):573–583.
3. Miglior S., Zeyen T., Pfeiffer N., Cunha-Vaz J., Torri V., Adamsons I. European Glaucoma Prevention Study (EGPS) Group. Results of the European Glaucoma Prevention Study. Ophthalmology. 2005;112(3):366–375.
4. Collaborative Normal-Tension Glaucoma Study Group. The effectiveness of intraocular pressure reduction in the treatment of normal-tension glaucoma. Am J Ophthalmol. 1998; 126(4):498–505.
5. Chauhan B.C., Mikelberg F.S., Artes P.H., Bala-zsiv A.G. et al. Canadian glaucoma study:3/ Impact of risk factors and intraocular pressure reduction on rates of visual field change. Arch Ophthalmol. 2014;128:1249–1255.
6. Forchhmeimer I., De Moraes C.G., Teng C.C., Folgar F. et al. Baseline mean deviation and rates of visual field change in treated glaucoma patients. Eye. 2011;25:626–632.
7. Vajaranant T.S., Nayak S., Wilensky J.T., Joslin C.E. Gender and glaucoma: what we know and what we need to know. Curr. Opin. Ophthalmol. 2010;21(2):91–99.
8. Rudnicka A.R., Mt-Isa S., Owen C.G., Cook D.G., Ashby D. Variations in primary open-angle glaucoma prevalence by age, gender, and race: a Bayesian meta-analysis. Invest. Ophthalmol. Vis. Sci. 2006;47(10):4254–4261.
9. Nath M., Halder N., Velpandian T. Circulating biomarkers in glaucoma, age-related macular degeneration, and diabetic retinopathy. Indian J. Ophthalmol. 2017;65(3):191–197.
10. Zhao D., Cho J., Kim M.H., Guallar E. The association of blood pressure and primary open-angle glaucoma: a meta-analysis. Am. J. Ophthalmol. 2014;158(3):615–627.
11. Kim M.J., Kim M.J., Kim H.S., Jeoung J.W., Park K.H. Risk factors for open-angle glaucoma with normal baseline intraocular pressure in a young population: the Korea National Health and Nutrition Examination Survey. Clin. Experiment. Ophthalmol. 2014;42(9):825–832.
12. Siesky B. Differences in ocular blood flow in glaucoma between patients of African and European descent. J. Glaucoma. 2015;24(2):117–121.
13. Loukil I., Harris A., Racette L., Abassi R. et al. Ocular risk factors for progression of primary open angle glaucoma in the Tunisian population. J. Fr. Ophtalmol. 2013;36(4):324–330.
14. Gizzi C., Cellini M., Campos E.C. In vivo assessment of changes in corneal hysteresis and lamina cribrosa position during acute intraocular pressure elevation in eyes with markedly asymmetrical glaucoma. Clin. Ophthalmol. Auckl. 2018;12:481–492.
15. He L.Y., Liang L., Zhu M.N. Application value of corneal hysteresis in diagnosis and treatment of glaucoma. J. Ophthalmol. 2017;53(2):140–143.
16. Chan T.C., Bala C., Siu A., Wan F., White A. Risk Factors for Rapid Glaucoma Disease Progression. Am. J. Ophthalmol. 2017;180:151–157.
17. Heijl A., Bengstone B., Hyman L. et al. Natural history of open angle glaucoma. Ophthalmology. 2009;116(12):2271–2276.
18. Heijl A., Lindgren G., Olsson. Normal variability of static perimetric threshold values across the central visual field. Arch Ophthalmol.1987;105:1544–1549.
19. Kaushik S., Pandav S., Banger A. et al. Relationship between corneal biomechanical properties, central corneal thickness, and intraocular pressure across the spectrum of glaucoma. Am J Ophthalmol. 2012;153:840–849.
20. Kurysheva N.I., Parshunina O.A., Shatalova E.O., Kiseleva T.N. et al. Value of Structural and Hemodynamic Parameters for the Early Detection of Primary Open-Angle Glaucoma. Current Eye Research. 2017;42(3):411–417.
21. Medeiros F.A., Weinreb R.N., Sample P.A. et al. Validation of a predictive model to estimate the risk of conversion from ocular hypertension to glaucoma. Arch Ophthalmol. 2005;123: 1351–1360.
22. Chee R.I., Silva F.Q., Ehrlich J.R., Radcliffe N.M. Agreement of flicker chronoscopy for structural glaucomatous progression detection and factors associated with progression. Am J Ophthalmol. 2013;155:983–990.
23. Bochmann F., Ang G.S., Azuara-Blanco A. Lower corneal hysteresis in glaucoma patients with acquired pit of the optic nerve (APON). Arch Clin Exp Ophthalmol. 2008;246:735–738.
24. Sullivan-Mee M., Billingsley S.C., Patel A.D. Ocular response analyzer in subjects with and without glaucoma// Optom Vis Sci. 2008;85:463–470.
25. Congdon N.G., Broman A.T., Bandeens-Roche K., Grover D. et al. Central corneal thickness and corneal hysteresis associated with glaucoma damage. Am J Ophthalmol. 2006;141:868–875.
26. Medeiros F.A., Sample P.A., Zangwill L.M. et al. Corneal thickness as a risk factor for visual field loss in patients with preperimetric glaucomatous optic neuropathy. Am J Ophthalmol. 2003;136:805–813.
27. De Moraes C.V., Hill V., Tello C., Liebmann J.M. et al. Lower corneal hysteresis is associated with more rapid glaucomatous visual field progression. J Glaucoma. 2012;21:209–213.
28. Herndon L.W., Weizer J.S., Stinnett S.S. Central corneal thickness as a risk factor for advanced glaucoma damage. Arch Ophthalmol. 2004;122:17–21.
29. Gordon M.O., Beiser J.A., Brandt J.D. et al. The Ocular Hypertension Treatment Study: baseline factors that predict the onset of primary open-angle glaucoma. Arch Ophthalmol. 2002;120:714–720.
30. Sigal I.A., Flanagan J.G., Ethier C.R. Factors influencing optic nerve head biomechanics. //Invest Ophthalmol Vis Sci. 2005;46(11):4189–4199.
31. Prata T.S., Lima V.C., Guedes LM. et al. Association between corneal biomechanical properties and optic nerve head morphology in newly diagnosed glaucoma patients. Clin Experiment Ophthalmol. 2012;40:682–688.
32. Johnson C.S., Mian S.I., Moroi S., Epstein D. et al. Role of corneal elasticity in damping of intraocular pressure// Invest Ophthalmol Vis Sci. 2007;48(6):2540–2544.
33. Sehi М., Zhang Х., Greenfield D.S. et al. Retinal nerve fiber layer atrophy is associated with visual field loss over time in glaucoma suspect and glaucomatous eyes. Am J Ophthalmol. 2013;155(1):73–82.
34. Garway-Heath D.F., Crabb D.P., Bunce C., Lascaratos G. et al. Latanoprost for open-angle glaucoma (UKGTS): a randomised, multicentre, placebo-controlled trial. Lancet. 2015; 385(9975):1295–1304. DOI: 10.1016/S0140-6736(14)62111–5.
35. Cantor L.B. Brimonidine in the treatment of glaucoma and ocular hypertension. Ther Clin Risk Manag. 2006;2(4):337–346.
36. Sleath B., Robin A.L., Covert D. et al. Patient-reported behavior and problems in using glaucoma medications. Ophthalmology. 2006;113:431–436.



Предыдущая статья
Следующая статья

Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!

Fatal error: Call to undefined function get_registration_form_description_popup() in /home/c/cb72209/clinopht.com/public_html/include/reg_form.php on line 89