РМЖ «Клиническая офтальмология»
ISSN 2311-7729 (Print), 2619-1571 (Online)

Немедикаментозные методы лечения поздней стадии возрастной макулярной дегенерации

Open accessCrossrefAntiplagiat

E-libraryDimensions

russian citation indexULRICHS

roaddoaj

ebscoРГБ

CyberleninkaGoogle Scholar

VAK

Scopus

Импакт фактор - 0,716*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 




DOI: 10.32364/2311-7729-2021-21-4-215-219

Рубрика: Офтальмология

Возрастная макулярная дегенерация (ВМД) является основной причиной слепоты в развитых странах у населения в возрасте более 55 лет, при этом количество больных будет увеличиваться по мере роста продолжительности жизни. По оценкам исследователей, половина всех случаев слепоты и тяжелых нарушений зрения у пациентов в странах Европы связана с поздней стадией ВМД. В настоящее время проводится много исследований с целью найти передовые, эффективные методы ее лечения. Новой альтернативой регулярным интравитреальным инъекциям антиангиогенных препаратов при лечении поздней экссудативной формы ВМД является генная терапия. В основе данного метода лежит процесс адресной доставки определенного гена к клеткам-мишеням с целью образования естественных ингибиторов фактора роста эндотелия сосудов. При лечении поздних атрофических форм оправдано использование генной терапии, воздействующей на путь комплемента, с целью дезактивации его конечного продукта — мембраноатакующего комплекса. Также проводятся исследования применения стволовых клеток при тяжелой атрофической форме ВМД. Установлено, что клетки ретинального пигментного эпителия (РПЭ), полученные из эмбриональных стволовых клеток человека или индуцированных плюрипотентных стволовых клеток, экспрессируют типичные маркеры РПЭ и имеют способность фагоцитировать фоторецепторные сегменты. Среди уже внедренных в клиническую практику методов реабилитации пациентов с поздней формой ВМД следует выделить электростимуляцию и магнитотерапию. Под действием магнитных и электрических полей улучшается проведение импульсов по нервному волокну, происходит активация репаративных процессов внутриклеточной и тканевой регенерации сетчатки. Результаты последних исследований являются весьма многообещающими и требуют дальнейшего подробного изучения.

Ключевые слова: возрастная макулярная дегенерация, рубцы сетчатки, генная терапия, стволовые клетки, физиотерапия, восстановительная медицина.


Для цитирования: Дракон А.К., Кургузова А.Г., Шелудченко В.М., Корчажкина Н.Б. Немедикаментозные методы лечения поздней стадии возрастной макулярной дегенерации. Клиническая офтальмология. 2021;21(4):215-219. DOI: 10.32364/2311-7729-2021-21-4-215-219.

A.K. Drakon1, A.G. Kurguzova1, V.M. Sheludchenko1, N.B. Korchazhkina2

1Scientific Research Institute of Eye Diseases, Moscow, Russian Federation

2Academician B.V. Petrovskiy Russian Scientific Center of Surgery, Moscow, Russian Federation  

Age-related macular degeneration (AMD) is the leading cause of blindness in people over 55 in developed countries. Moreover, the number of these patients will increase growth as life expectancy increases. It is estimated that late AMD accounts for half of blindness and low vision cases in European countries. A myriad of studies is currently underway to discover cutting-edge, effective therapeutic modalities. Gene therapy is a novel alternative to regular intravitreal injections of anti-VEGF agents for late wet AMD. This technique’s heart is a specific gene delivery to target cells to generate natural VEGF inhibitors. Gene therapy affecting the complement system to deactivate its end product, the membrane attack complex, is reasonable in late atrophic AMD. Studies on stem cell therapy for late atrophic AMD undergo as well. It was demonstrated that retinal pigment epithelium (RPE) cells derived from human embryonic stem cells or induced pluripotent stem cells express typi cal RPE markers that can phagocytize photoreceptor segments. Electrical stimulation and magnet therapy are already introduced into clinical practice to rehabilitate patients with late AMD. Magnetic and electrical fields improve impulse transmitting, activate intracellular and tissue regeneration of the retina. Recent findings are promising but require further in-depth studies.

Keywords: age-related macular degeneration, retinal scar, gene therapy, stem cells, physiotherapy, rehabilitative medicine.

For citation: Drakon A.K., Kurguzova A.G., Sheludchenko V.M., Korchazhkina N.B. Non-medical treatment for late age-related macular degeneration. Russian Journal of Clinical Ophthalmology. 2021;21(4):215–219 (in Russ.). DOI: 10.32364/2311-7729-2021-21-4-215-219.

Введение

Возрастная макулярная дегенерация (ВМД) является основной причиной слепоты в развитых странах у населе­ния в возрасте более 55 лет, при этом количество больных, страдающих этим заболеванием, исчисляется миллионами и, вероятно, будет увеличиваться по мере роста продолжи­тельности жизни [1–3]. Необратимая потеря центрального зрения в значительной степени ограничивает трудоспособ­ность пациентов, снижает их физическую и социальную ак­тивность, оказывает негативное влияние на эмоциональную сферу. Это приводит к использованию значительных ре­сурсов здравоохранения и к обширным социальным расходам [4]. Поэтому раннее выявление и лечение данного заболевания имеют решающее значение для повышения вероятности сохранения центрального зрения. Однако, не­смотря на рост числа вариантов лечения ВМД, в настоящее время единой базисной терапии не существует. Для воз­можности своевременного вмешательства чрезвычайно важно уделять внимание контролируемым факторам риска и рутинному офтальмологическому обследованию.

Поздняя стадия ВМД, которая часто имеет выраженную симптоматику и угрожает быстрым необратимым ухудше­нием зрения, стала более распространенной [2]. По оценкам исследователей, половина всех случаев слепоты и тяжелых нарушений зрения у пациентов в странах Европы связана с поздней стадией ВМД [5]. Причем неоваскулярная фор­ма ВМД встречается в 1,4 раза чаще, чем «географическая атрофия» [5]. 

Патогенез поздней стадии ВМД

Истинные механизмы патогенеза ВМД до сих пор не определены. ВМД является сложной патологией вслед­ствие ее многофакторности, недостаточной ясности механизмов старе­ния, поэтому ключевым моментом терапии является правильная и своевременная диагностика.

Многие авторы неоднократно указывали на основные факторы риска возникновения ВМД, среди них можно выде­лить возраст, генетические факторы и активное курение [6–8].

Одним из наиболее важных механизмов возникновения ВМД, связанных с процессом старения, является очаговое отложение бесклеточного детрита между ретинальным пигментным эпителием и мембраной Бруха. Эти отложе­ния, известные как друзы, представляют собой аморфные образования, расположенные в макуле и накапливающи­еся внеклеточно. Также известно, что для нормального функционирования сетчатки крайне важны процессы фагоцитоза отделенных наружных сегментов фоторецеп­торов клетками ретинального пигментного эпителия (РПЭ). С возрастом функция РПЭ угасает и становится менее эффективной, в основном из-за про­грессирующего накопления липофусцина, или «возраст­ного пигмента». Основным источником его накопления являются непереработанные в ходе фагоцитоза наружные сегменты фоторецепторов [9, 10]. Изменения толщины и состава мембраны Бруха, также связанные с возрастом, влияют на снижение транспорта жидкости и питательных веществ, которые крайне необходимы для нормального функционирования фоторецепторов. Увеличение жестко­сти склеры, наличие дислипидемии, особенно развитие атеросклероза, могут повлиять на концентрацию липо­протеидов, которые накапливаются в форме друз в субретинальном пространстве, способствуя атрофии фото­рецепторов. С другой стороны, у возрастных пациентов выявляют снижение толщины сосудов хориоидеи, которое коррелирует со снижением толщины мембраны Бруха, и, как следствие, появление гипоксии, отвечающей за се­крецию факторов роста эндотелия сосудов (VEGF). Гипок­сия индуцирует экспрессию VEGF-A и других проангио­генных факторов, способствующих образованию новых неполноценных сосудов [11]. В целом неоангиогенез мож­но рассматривать как вторичную реакцию, вызванную либо стрессорным повреждением РПЭ, либо иммунным ответом, который может приводить к усилению регуляции ангиогенных факторов.

Все эти изменения отражаются в увеличивающейся рас­пространенности ВМД по мере старения пациентов. Рас­пространенность поздней формы ВМД может достигать 10% у лиц старше 80 лет и до 20% в возрасте 90 лет.

В дополнение к возрастным изменениям было показано, что генетические факторы также значительно способству­ют риску развития ВМД [12, 13]. Исследователями иден­тифицировано около 20 генов, участвующих в патогенезе заболевания, наиболее важными из которых являются CFH, C3, C2, ARMS2, FB, CFHR4, CFHR5 и F13B. Полиморфизм CFH Y402H выявлен в 60% случаев установленного диагно­за ВМД на уровне популяции [14]. Показатели распростра­ненности этого полиморфизма варьируются в зависимости от расы, с более высоким процентом у европейцев (39%) и более низким в азиатских популяциях (7%) [14].

Эпидемиологические исследования показали, что ку­рение сигарет увеличивает риск ВМД в 2–4 раза [15, 16]. Предполагается, что курение влияет на патогенез ВМД посредством различных механизмов, способствующих окислительному повреждению, вызывая неоангиогенез, нарушая хориоидальное кровообращение и активируя иммунную систему, включающую систему комплемента [17–19]. Более того, для людей, гомозиготных по аллелю Y402H в CFH, курение имеет мультипликативный эффект в отношении риска развития ВМД [20]. Было показано, что генетическая информация о риске ВМД может влиять на мотивацию пациента бросить курить [21].

К другим факторам риска ВМД относят артериаль­ную гипертонию, атеросклероз, семейный анамнез, вы­сокий индекс массы тела, диету с высоким содержани­ем жиров, низкое потребление антиоксидантов и цинка, сердечно-сосудистые заболевания, повышенный уровень фибриногена в плазме и сахарный диабет [22, 23].

Клинические особенности

На момент уста­новления диагноза в среднем 64,5% пациентов имеют одинаковую стадию заболевания на обоих глазах [24]. Три крупномас­штабных популяционных исследования показали: если при первоначальном диагнозе поражен только один глаз, то второй глаз поражается в течение 5 лет в 19–28% слу­чаев [25]. Скорость прогрессирования от промежуточной до поздней стадии ВМД при естественном течении болезни обычно составляет 28% за 5 лет [26].

Основные симптомы поздней формы ВМД проявляются в искажении и потере центрального зрения. Пациенты ча­сто жалуются на появление неподвижных «серых пятен», изогнутых линий предметов и объектов, а также испыты­вают большие трудности с чтением и распознаванием лиц.

Атрофическая (неэкссудативная) форма характеризуется медленно про­грессирующей потерей РПЭ, слоя фоторецепторов и хо­риоидальных капилляров в макулярной области. Обычно она развивается медленно, в течение нескольких лет и в итоге может привести к полной потере цен­трального зрения.

Неоваскулярная (экссудативная) форма обычно связана с гораздо более быстропрогрессирующей потерей зре­ния, чем атрофическая форма. Пациенты, не получаю­щие лечение, теряют в среднем 15 букв остроты зрения за 2 года [27, 28]. Нарушение зрения при экссудативной форме объясняется развитием хориоидальной неоваскуляризации (ХНВ) в макулярной области. Целостность новообразован­ных сосудов может резко нарушаться, вызывая кровоизли­яния с последующим рубцеванием. Патологическая неова­скуляризация, вероятно, отражает попытку поврежденных областей сетчатки восстановить свою функцию, при этом осложняется экссудацией и повреждением РПЭ, что при­водит к быстрому ухудшению зрения. Таким образом, не­экссудативная и неоваскулярная формы ВМД протекают по-разному, несмотря на их общее начало.

Диагностика

Надлежащая диагностическая оценка ВМД всегда долж­на включать всестороннее офтальмологическое обследова­ние с измерением максимальной корригируемой остроты зрения, оценку глазного дна с расширенными зрачками, ви­зуализацию макулярного слоя с помощью оптической коге­рентной томографии (ОКТ) и, иногда, флуоресцентную ан­гиографию (ФАГ) (по крайней мере в том случае, когда есть данные о возможной необходимости лечения экссудативной ВМД).

В настоящее время ОКТ играет ключевую роль в диа­гностической оценке ВМД. ОКТ проводится неинвазивно и может быть рекомендована почти для всех пациентов.

C помощью ОКТ при экссудативной форме поздней ВМД можно визуализировать очаги ХНВ, изменение толщи­ны слоев сетчатки, отек сетчатки, отслойку нейроэпителия и РПЭ. При поздней атрофической форме на ОКТ определя­ются участки атрофии РПЭ и фоторецепторного слоя сетчат­ки. Также необходимо подчеркнуть, что ни ОКТ, ни техника ОКТ-ангиографии не могут полностью заменить классиче­скую ФАГ для дифференциаль­ной диагностики неэкссудативной и неоваскулярной формы ВМД. ФАГ — единственный метод, который может напрямую выявить активную экссудацию из патологических кровеносных сосудов в паренхиму сет­чатки, зоны ишемии и динамику процесса.

Оценка аутофлюоресценции глазного дна (Fundus AutoFluorescence, FAF) в на­стоящее время считается «золотым стандартом» монито­рирования развития атрофических областей при поздней атрофической форме ВМД. Некоторые авторы пред­полагают, что FAF может также прогнозировать ско­рость прогрессирования географической атрофии [29]. Schmitz-Valckenberg et al. [30] оценили средний общий коэффициент увеличения площади ГА до 1,72 мм2 в год на основании данных FAF. Потеря способности РПЭ к ау­тофлуоресценции указывает на нарушение функциональ­ного взаимодействия между РПЭ и фоторецепторным слоем из-за их повреждения или гибели.

Немедикаментозные методы лечения

Варианты лечения поздней стадии ВМД зависят от типа, локализации и степени поражения сетчатки. Еще 20 лет назад экссудативный тип поражения являлся бы, по сути, смертным приговором для центрального зрения пациента. После появ­ления в 2005 г. анти-VEGF препаратов у подавляющего числа пациентов удается стабилизировать и улучшить остроту зре­ния при условии их регулярного интравитреального введения. По данным клинических исследований, регулярные интравит­реальные инъекции (ИВИ) анти-VEGF препаратов позволяют сохранить остроту зрения примерно у 90% пациентов. Однако в реальной практике эта цифра приближается лишь к 50%. Большинство пациентов из-за различных причин получают в 2–3 раза меньше инъекций, чем необходимо.

В настоящее время наиболее перспективные клиниче­ские исследования направлены на поиск лучших альтерна­тив частым ИВИ при поздней экссудативной форме ВМД.

Генная терапия

Генная терапия — многообещающая инновационная ме­тодика, при которой используется процесс адресной до­ставки определенного гена к клеткам-мишеням. Одним из популярных методов является использование вирусных векторов, в частности аденоассоциированного вируса [31]. Этот вирус привлекателен из-за отсутствия патогенности, наличия множества доступных серотипов и сильной устой­чивости, несмотря на низкую частоту интеграции.

Ген FLT1 кодирует тирозинкиназные рецепторы, чле­ны семейства рецепторов VEGF. Белки данных рецеп­торов связываются с VEGF-A, VEGF-B и фактором роста плаценты (PLGF), действуя как естественные ингибиторы VEGF [32]. В исследовании безопасности AAV2-sFLT01 (Sanofi/Genzyme) использовали вектор AAV2 для достав­ки гена, кодирующего VEGF-нейтрализующие тирозин­киназные рецепторы (sFLT-1). AAV2-sFLT01 вводится ин­травитреально. После проведения I фазы исследования с увеличением дозы ученые не выявили грубых систем­ных побочных эффектов, 4 из 6 пациентов не нуждались в дальнейшей анти-VEGF терапии.

Еще одним вариантом генной терапии, который не­давно испытывали в I и IIа фазах клинического исследова­ния, является RGX-314 (RegenxBio) [33]. RGX-314 состоит из аденовирусного вектора 8 серотипа, доставляющего ген, который кодирует фрагмент моноклонального антитела, связывающий VEGF-A. Для терапии требуется проведение витрэктомии pars plana для адресной доставки вектора посредством субретинальной инъекции с целью трансдук­ции РПЭ. В клиническом испытании каждому пациенту провели одну процедуру и наблюдали за его состоянием в течение 12 мес. Терапия также подтвердила свою без­опасность, в течение 1 года после процедуры пациенты не получали анти-VEGF терапию.

При лечении поздних атрофических форм оправдано использование механизмов, воздействующих на путь ком­племента, с целью дезактивации его конечного продукта — мембраноатакующего комплекса (МАС). С учетом отсут­ствия каких-либо эффективных методов лечения поздней атрофической ВМД перспективным является примене­ние генной терапии в виде комплекса HMR59, вводимого однократно интравитреально [31]. В составе HMR59 исполь­зуют вектор AAV2, который предназначен для выработки изоформы белка CD59, связывающего неполный MAC. Дан­ный белок предотвращает взаимодействие белков C9, не­обходимых для завершения активации MAC. Исследования HMR59 завершают I фазу и показали его безопасность [31].

Применение стволовых клеток

Еще одной областью поиска эффективных методов лечения атрофической ВМД является применение ство­ловых клеток. Установлено, что терминально дифферен­цированные клетки могут быть успешно перепрограм­мированы [34]. При развитии атрофической формы ВМД основную роль в повреждении сетчатки играют накопление активных форм кислорода, перекисное окисление, хрониче­ское воспаление, которое постепенно приводит к апоптозу клеток РПЭ и впоследствии к гибели фоторецепторов [35]. Клетки РПЭ можно разделить на клетки РПЭ, полученные из стволовых клеток, фетальные или взрослые клетки РПЭ, клетки пигментного эпителия радужки и аутологичные клетки РПЭ [36]. Аутологичная трансплантация РПЭ обычно выполняется путем сбора здоровых РПЭ в периферической сетчатке и трансплантации их в субретинальное простран­ство макулярной зоны [36]. Полностью функциональные клетки РПЭ могут быть получены из стволовых или сома­тических клеток путем спонтанной дифференцировки [37]. Более того, клетки можно дифференцировать из эмбрио­нальных стволовых клеток человека (чЭСК) или индуциро­ванных плюрипотентных стволовых клеток (ИПСК) [38]. Оба вида клеток РПЭ, полученных из чЭСК и ИПСК, экспресси­руют типичные маркеры РПЭ и имеют способность фагоци­тировать фоторецепторные сегменты [39].

Однако использование стволовых клеток может пред­ставлять некоторые проблемы. Исследователи сообщали об аномальной экспрессии генов в чЭСК, в которых опо­средованный Т-клетками иммунный ответ может быть вы­явлен даже у сингенных хозяев [40]. Кроме того, еще одной проблемой применения стволовых клеток является иммун­ное старение — процесс, приводящий к постепенному сни­жению контроля над работой иммунной системы, включая потерю рецепторов CD28 и увеличение продукции интер­лейкина-17. Все эти изменения могут создать благоприят­ную среду для гибели клеток.

Воздействие электрического и магнитного полей

В то же время, пока сложнейшие инновации в виде генной терапии и введения стволовых клеток еще не внедрены, в клинической практике можно использо­вать и известные методы немедикаментозного воздей­ствия на высокодифференцированную нервную ткань. К ним можно отнести влияние физических полей: магнит­ного и электрического.

При электростимуляции сетчатки лечебное воздействие обусловлено функциональной индукцией избыточного анаболизма в результате активации репаративных процес­сов внутриклеточной и тканевой регенерации [41].

В настоящее время в офтальмологии используют четы­ре типа электростимуляции (ЭС): субретинальную ЭС (SES), ЭС культи зрительного нерва, транскорнеальную ЭС (TcES) и ЭС всего глаза (WES) [42]. При поздних (рубцовых) фор­мах экссудативной и атрофической ВМД актуально приме­нение субретинальной ЭС. При субретинальной ЭС матри­ца микрофотодиодов имплантируется в субретинальное пространство. Этот тип ЭС широко используется с приме­нением имплантатов сетчатки, которые помогают пациен­ту визуализировать изображения с низким разрешением за счет стимуляции выживших клеток сетчатки [43].

Для неинвазивной ЭС используют приборы «ЭСУ-2», «Фосфен». Активный электрод накладывают на верхнее веко пациента, индифферентный электрод располагают на пред­плечье. ЭС проводят по 4–8 импульсов с частотой следова­ния 0,5–2,0 Гц, курс — 5–8 процедур ежедневно [41].

Под действием магнитных полей небольшой индукции стимулируются процессы тканевого дыхания, нормали­зуется внутритканевая ионная концентрация, ускоряет­ся работа синапса, в результате улучшается проведение по нервному волокну. Наиболее часто при поздних формах ВМД применяют транскраниальную магнитостимуляцию и светомагнитостимуляцию. При транскраниальной маг­нитостимуляции воздействие проводится в теменно-ви­сочных областях с частотой модуляций магнитного поля от 1 до 10 Гц, курсом по 10–15 процедур. При светомаг­нитостимуляции воздействие осуществляется реверсив­ным магнитным полем, соединенным с источником свето­вых импульсов, курсом по 10–15 сеансов [41].

Заключение

Несмотря на отсутствие единых прото­колов по лечению поздней стадии ВМД, в настоящее вре­мя продолжаются активные исследования в новых обла­стях генной и клеточной терапии, физиотерапевтическом лечении, которые в конечном итоге должны помочь паци­ентам с тяжелыми нарушениями зрения. Долгосрочную эффективность генной терапии еще предстоит оце­нить. Среди проблем, с которыми могут столкнуться па­циенты при выборе лечения, стоит отметить вероятность высокой стоимости такого вида терапии. Терапия на основе стволовых клеток является объек­том обширных исследований, которые демонстриру­ют, что клиническая замена поврежденных клеток РПЭ может успешно использоваться в будущем. Интересна методика электрофореза с лекарственными веществами вазоактивной, метаболиче­ской и антиоксидантной направленности. В процессе маг­нитотерапии может использоваться соче­тание антиоксидантов и кортикостероидов. Таким образом, текущие резуль­таты немедикаментозных методов лечения поздней стадии ВМД являются весьма многообещающими и требуют даль­нейшего подробного изучения.


Сведения об авторах:

1Дракон Алина Константиновна — к.м.н., научный сотрудник отдела современных методов лечения в офтальмологии; ORCID iD 0000-0003-2824-7155.

1Кургузова Александра Геннадьевна — к.м.н., младший научный сотрудник отдела патологии сетчатки и зрительного нерва; ORCID iD 0000-0002-3990-4491.

1Шелудченко Вячеслав Михайлович — д.м.н., профессор, руководитель отдела офтальмореабилитации; ORCID iD 0000-0001-5958-3018.

2Корчажкина Наталья Борисовна — д.м.н., профессор, руководитель научно-образовательного центра; ORCID iD 0000-0001-6913-877.

1ФГБНУ «НИИГБ», 119021, Россия, г. Москва, ул. Россолимо, д. 11а, б.

2ФГБНУ «РНЦХ им. академика Б.В. Петровского», 119991, Россия, г. Москва, Абрикосовский пер., д. 2.

Контактная информация: Кургузова Александра Геннадьевна, e-mail: alexandra.yulova@gmail.com.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах. 

Конфликт интересов отсутствует. 

Статья поступила: 31.05.2021.


About the authors:

1Alina K. Drakon — C. Sc. (Med.), researcher of the Division of Modern Treatment Methods in Ophthalmology; ORCID iD 0000-0003-2824-7155.

1Aleksandra G. Kurguzova — Sc. (Med.), junior researcher of the Division of Retinal and Optic Nerve Diseases; ORCID iD 0000-0002-3990-4491.

1Vyacheslav M. Sheludchenko — Dr. Sc. (Med.), Professor, Head of the Department of Ophthalmic Rehabilitation; ORCID iD 0000-0001-5958-3018.

2Natal’ya B. Korchazhkina — Dr. Sc. (Med.), Professor, Head of the Scientific Educational Center; ORCID iD 0000-0001-6913-877.

1Scientific Research Institute of Eye Diseases, 11A, Rossolimo str., Moscow, 119021, Russian Federation.

2Academician B.V. Petrovskiy Russian Scientific Center of Surgery, 2, Abrikosovskiy lane, Moscow, 119991, Russian Federation.

Contact information: Alexandra G. Kurguzova, e-mail:alexandra.yulova@gmail.com.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any method mentioned. 

There is no conflict of interests. 

Received: 31.05.2021.



Литература
1. Pennington K.L., DeAngelis M.M. Epidemiology of age-related macular degeneration (AMD): associations with cardiovascular disease phenotypes and lipid factors. Eye Vis (Lond.). 2016;3:34. DOI: 10.1186/s40662-016-0063-5.
2. Wong W.L., Su X., Li X., Cheung C.M. et al. Global prevalence of age-related macular degeneration and disease burden projection for 2020 and 2040: a systematic review and meta-analysis. Lancet Glob Health 2014;2(2):106–116. DOI: 10.1016/S2214- 109X(13)70145-1.
3. Нероев В.В. Российское наблюдательное эпидемиологическое неинтервенционное исследование пациентов с «влажной» формой возрастной макулярной дегенерации. Российский офтальмологический журнал. 2011;4(2):4–9. [Neroev V.V. Russia’s nationwide epidemiological noninvasive study of patients with wet age-related macular degeneration. Russian Ophthalmological Journal. 2011:4(2):4–9 (in Russ.)].
4. Cruess A.F., Zlateva G., Xu X., Soubrane G. et al. Economic burden of bilateral neovascular age-related macular degeneration: multi-country observational study. Pharmacoeconomics. 2008;26(1):57–73. DOI: 10.2165/00019053-200826010-00006.
5. Li J.Q., Welchowski T., Schmid M., Mauschitz M.M. et al. Prevalence and incidence of age-related macular degeneration in Europe: a systematic review and meta-analysis. Br J  Ophthalmol. 2020;104(8):1077–1084. DOI: 10.1136/bjophthalmol-2019-314422.
6. Congdon N., O’Colmain B., Klaver C.C. et al. Causes and prevalence of visual impairment among adults in the United States. Arch Ophthalmol. 2004;122(4):477–485. DOI: 10.1001/archopht.122.4.477.
7. Lim L.S., Mitchell P., Seddon J.M. et al. Age-related macular degeneration. Lancet. 2012;379(9827):1728–1738. DOI: 10.1016/S0140-6736(12)60282-7.
8. Klein R., Klein B.E., Lee K.E. et al. Changes in visual acuity in a population over a 15-year period: The Beaver Dam Eye Study. Am J Ophthalmol. 2006;142(4):539–549. DOI: 10.1016/j.ajo.2006.06.015.
9. Файзрахманов Р.Р., Будзинская М.В. Макулярные пигменты при дегенеративных процессах сетчатки. Вестник офтальмологии. 2018;134(5):135–140. [Faizrakhmanov R.R., Budzinskaya M.V. Macular pigments in retinal degenerative processes. Vestnik oftal’mologii. 2018;134(5):135–140 (in Russ.)]. DOI: 10.17116/oftalma2018134051135.
10. Мирзабекова К.А. Возрастная макулярная дегенерация: профилактика и лечение. Обзор. Офтальмология. 2014;11(2):4–9. [Mirzabekova K.A. Age-related macular degeneration: prevention and treatment. A review. Ophthalmology in Russia. 2014;11(2):4–9 (in Russ.)]. DOI: 10.18008/1816-5095-2014-2-4-9.
11. Ferrara N., Gerber H.P., LeCouter J. The biology of VEGF and its receptors. Nat Med. 2003;9(6):669–676. DOI: 10.1038/nm0603-669.
12. Wang Q., Zhao H.S., Li L. Association between complement factor I gene polymorphisms and the risk of age-related macular degeneration: a meta-analysis of literature. Int J Ophthalmol. 2016;9(2):298–305. DOI: 10.18240/ijo.2016.02.23.
13. Wu M., Guo Y., Ma Y., Zheng Z., Wang Q., Zhou X. Association of two polymorphisms, rs1061170 and rs1410996, in complement factor H with age-related macular degeneration in an Asian population: a meta-analysis. Ophthalmic Res. 2016;55(3):135–144. DOI: 10.1159/000442257.
14. Thakkinstian A., Han P., McEvoy M. et al. Systematic review and meta-analysis of the association between complement factor H Y402H polymorphisms and age-related macular degeneration. Hum Mol Genet. 2006;15(18):2784–2790. DOI: 10.1093/hmg/ddl220.
15. Velilla S., García-Medina J.J., García-Layana A. et al. Smoking and age-related macular degeneration: review and update. J Ophthalmol. 2013;2013:895147. DOI: 10.1155/2013/895147.
16. Myers C.E., Klein B.E., Gangnon R., Sivakumaran T.A. et al. Cigarette smoking and the natural history of age-related macular degeneration: the Beaver Dam Eye Study. Ophthalmology. 2014;121:1949–1955. DOI: 10.1016/j.ophtha.2014.04.040.
17. Ni Dhubhghaill S.S., Cahill M.T., Campbell M., Cassidy L. et al. The pathophysiology of cigarette smoking and age-related macular degeneration. Adv Exp Med Biol. 2010;664:437–446. DOI: 10.1007/978-1-4419-1399-9_50.
18. Cano M., Thimmalappula R., Fujihara M. et al. Cigarette smoking, oxidative stress, the anti-oxidant response through Nrf2 signaling, and age-related macular degeneration. Vision Res. 2010;50(7):652–664. DOI: 10.1016/j.visres.2009.08.018.
19. Beatty S., Koh H., Phil M., Henson D., Boulton M. The role of oxidative stress in the pathogenesis of age-related macular degeneration. Surv Ophthalmol. 2000;45(2):115–134. DOI: 10.1016/s0039-6257(00)00140-5.
20. Schaumberg D.A., Hankinson S.E., Guo Q., Rimm E. et al. A prospective study of 2 major age-related macular degeneration susceptibility alleles and interactions with modifiable risk factors. Arch Ophthalmol. 2007;125(1):55–62. DOI: 10.1001/archopht.125.1.55.
21. Rennie C.A., Stinge A., King E.A., Sothirachagan S. et al. Can genetic risk information for age-related macular degeneration influence motivation to stop smoking? A pilot study. Eye (Lond.). 2012;6(1):109–118. DOI: 10.1038/eye.2011.256.
22. Guymer R.H., Chong E.W. Modifiable risk factors for age-related macular degeneration. Med J Aust. 2006;184(9):455–458. DOI: 10.5694/j.1326-5377.2006.tb00318.x.
23. Hyman L., Neborsky R. Risk factors for age-related macular degeneration: an update. Curr Opin Ophthalmol. 2002;13(3):171–175. DOI: 10.1097/00055735-200206000-00007.
24. Wilde C., Poostchi A., Mehta R.L., MacNab H.K. et al. Prevalence of age-related macular degeneration in an elderly UK Caucasian population-The Bridlington Eye Assessment Project: a cross-sectional study. Eye (Lond.). 2017;31(7):1042–1050. DOI: 10.1038/eye.2017.30.
25. Joachim N., Colijn J.M., Kifley A., Lee K.E. et al. Five-year progression of unilateral age-related macular degeneration to bilateral involvement: the Three Continent AMD Consortium report. Br J Ophthalmol. 2017;101(9):1185–1192. DOI: 10.1136/bjophthalmol-2016-309729.
26. A randomized, placebo-controlled, clinical trial of high-dose supplementation with vitamins C and E, beta carotene, and zinc for age-related macular degeneration and vision loss: AREDS report no. 8.Age-Related Eye Disease Study Research Group. Arch Ophthalmol. 2001;119(10):1417–1436. DOI: 10.1001/archopht.119.10.1417.
27. Keenan T.D., Agrón E., Domalpally A., Clemons T.E. et al. AREDS2 Research Group. Progression of Geographic Atrophy in Age-related Macular Degeneration: AREDS2 Report Number 16. Ophthalmology. 2018 Dec;125(12):1913–1928. DOI: 10.1016/j.ophtha.2018.05.028.
28. Rosenfeld P.J., Brown D.M., Heier J.S., Boyer D.S. et al.; MARINA Study Group. Ranibizumab for neovascular age-related macular degeneration. N Engl J Med. 20065;355(14):1419–1431. DOI: 10.1056/NEJMoa054481.
29. Brader H.S., Ying G.S., Martin E.R., Maguire M.G.; Complications of Age-Related Macular Degeneration Prevention Trial-CAPT Research Group. New grading criteria allow for earlier detection of geographic atrophy in clinical trials. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2011;52(12):9218–9225. DOI: 10.1167/iovs.11-7493.
30. Schmitz-Valckenberg S., Sahel J.A., Danis R., Fleckenstein M. et al. Natural History of Geographic Atrophy Progression Secondary to Age-Related Macular Degeneration (Geographic Atrophy Progression Study). Ophthalmology. 2016;123(2):361–368. DOI: 10.1016/j.ophtha.2015.09.036. Epub 2015.
31. Bordet T., Behar-Cohen F. Ocular gene therapies in clinical practice: viral vectors and nonviral alternatives. Drug Discov Today. 2019;24(8):1685–1693. DOI: 10.1016/j.drudis.2019.05.038.
32. Heier J.S., Kherani S., Desai S. et al. Intravitreous injection of AAV2-sFLT01 in patients with advanced neovascular age-related macular degeneration: A phase 1, open-label trial. Lancet. 2017;390:50–61. DOI: 10.1016/S0140-6736(17)30979-0.
33. Liu Y., Fortmann S.D., Shen J. et al. AAV8-antiVEGFfab ocular gene transfer for neovascular age-related macular degeneration. Mol Ther. 2018;26:542–549. DOI: 10.1016/j.ymthe.2017.12.002.
34. Mu Y., Zhao M., Su G. Stem cell-based therapies for age-related macular degeneration: current status and prospects. Int J Clin Exp Med. 2014;7(11):3843–3852.
35. Schwartz S.D., Tan G., Hosseini H., Nagiel A. Subretinal Transplantation of Embryonic Stem Cell-Derived Retinal Pigment Epithelium for the Treatment of Macular Degeneration: An Assessment at 4 Years. Invest Ophthalmol Vis Sci. 2016; ;57(5):ORSFc1–9. DOI: 10.1167/iovs.15-18681.
36. Falkner-Radler C.I., Krebs I., Glittenberg C. et al. Human retinal pigment epithelium (RPE) transplantation: outcome after autologous RPE-choroid sheet and RPE cell-suspension in a randomised clinical study. British Journal of Ophthalmology. 2011;95(3):370–375. DOI: 10.1136/bjo.2009.176305.
37. Dang Y., Zhang C., Zhu Y. Stem cell therapies for age-related macular degeneration: the past, present, and future. Clinical Interventions in Aging. 2015;10:255–264. DOI: 10.2147/CIA.S73705.
38. Cho M.S., Kim S.J., Ku S.Y. et al. Generation of retinal pigment epithelial cells from human embryonic stem cell-derived spherical neural masses. Stem Cell Research. 2012;9(2):101–109. DOI: 10.1016/j.scr.2012.05.002.
39. Kokkinaki M., Sahibzada N., Golestaneh N. Human induced pluripotent stem-derived retinal pigment epithelium (RPE) cells exhibit ion transport, membrane potential, polarized vascular endothelial growth factor secretion, and gene expression pattern similar to native RPE. Stem Cells. 2011;29(5):825–835. DOI: 10.1002/stem.635.
40. Zhao T., Zhang Z. N., Rong Z., Xu Y. Immunogenicity of induced pluripotent stem cells. Nature. 2011;474(7350):212–215. DOI: 10.1038/nature10135.
41. Йойлева Е.Э., Филатова Е.В., Голубева О.В., Гаврилова Н.А., Гаджиева Н.С. Физиотерапевтическая реабилитация пациентов с возрастной макулярной дегенерацией: Учебное пособие для клинических ординаторов, врачей-офтальмологов и врачей-физиотерапевтов. М.: МГМСУ им. А.И. Евдокимова; 2017:19–28. [Ioileva E.Eh., Filatova E.V., Golubeva O.V., Gavrilova N.A., Gadzhieva N.S. Fizioterapevticheskaya reabilitatsiya patsientov s vozrastnoi makulyarnoi degeneratsiei: Uchebnoe posobie dlya klinicheskikh ordinatorov, vrachei oftal’mologov i vrachei-fizioterapevtov. M.: MGMSU im. A.I. Evdokimova; 2017:18–24 (in Russ.)].
42. Manthey A.L., Liu W., Jiang Z.X. et al. Using Electrical Stimulation to Enhance the Efficacy of Cell Transplantation Therapies for Neurodegenerative Retinal Diseases: Concepts, Challenges, and Future Perspectives. Cell Transplant. 2017;26(6):949–965. DOI: 10.3727/096368917X694877.
43. Fernandes R.A., Diniz B., Ribeiro R., Humayun M. Artificial vision through neuronal stimulation. Neurosci Lett. 2012;519(2):122–128. DOI: 10.1016/j.neulet.2012.01.063.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!

Fatal error: Call to undefined function get_registration_form_description_popup() in /home/c/cb72209/clinopht.com/public_html/include/reg_form.php on line 89