РМЖ «Клиническая офтальмология»
ISSN 2311-7729 (Print), 2619-1571 (Online)

Первый опыт применения бролуцизумаба в лечении неоваскулярной возрастной макулярной дегенерации

Open accessCrossrefAntiplagiat

E-libraryDimensions

russian citation indexULRICHS

roaddoaj

ebscoРГБ

CyberleninkaGoogle Scholar

VAK

Scopus

Импакт фактор - 0,716*

*Пятилетний импакт фактор РИНЦ за 2020 г. 




DOI: 10.32364/2311-7729-2022-22-2-108-115

Рубрика: Офтальмология

Цель исследования: оценить эффективность и безопасность применения препарата бролуцизумаб у российской популяции пациентов с неоваскулярной возрастной макулярной дегенерацией (нВМД).

Материал и методы: в исследование было включено 47 пациентов с нВМД, разделенных на 2 группы. В 1-ю группу включено 13 пациентов (13 глаз), ранее не получавших лечения: 12 мужчин и 1 женщина, средний возраст 72,4±9,5 года, средняя острота зрения (ОЗ) 0,43±0,32 знака. Во 2-ю группу включено 34 пациента (34 глаза), с активностью заболевания на фоне проводимого лечения: 25 мужчин и 9 женщин, средний возраст 74,1±8,0 года, средняя ОЗ 0,46±0,25 знака. Всем пациентам было выполнено не менее 2 интравитреальных инъекций препарата бролуцизумаб (всего 137 инъекций) с интервалом 1 мес. Контрольный осмотр проводился через 1 мес. после второй инъекции. Оценивали максимально корригированную ОЗ, центральную толщину сетчатки (ЦТС), макулярный объем (МО), различные типы жидкости и нежелательные явления.

Результаты исследования: отмечено статистически значимое увеличение ОЗ с 34,9±6,6 до 44,1±4,2 знака (p=0,02) в 1-й группе, а у пациентов 2-й группы данный показатель не изменился и составил 35,0±3,5 знака до начала терапии и 33,8±3,7 знака после завершения лечения (p>0,05). У пациентов 1-й группы ЦТС и МО статистически значимо уменьшились, в то время как во 2-й группе статистически значимое сокращение выявлено только для МО (p<0,05). Обе группы пациентов продемонстрировали статистически значимое снижение кумулятивной частоты встречаемости различных типов жидкости (p<0,05).

Заключение: при лечении препаратом бролуцизумаб пациенты с нВМД, ранее не получавшие лечение, демонстрируют существенное улучшение анатомо-функциональных показателей, а у пациентов с активностью нВМД на фоне проводимого лечения другими анти-VEGF-препаратами отмечается существенное снижение активности заболевания с тенденцией к улучшению анатомических показателей, однако без функциональных изменений.

Ключевые слова: возрастная макулярная дегенерация, бролуцизумаб, оптическая когерентная томография, антиангиогенная терапия.


Для цитирования: Куликов А.Н., Мальцев Д.С., Малафеева А.Ю. и др. Первый опыт применения бролуцизумаба в лечении неоваскулярной возрастной макулярной дегенерации. Клиническая офтальмология. 2022;22(2):108-115. DOI: 10.32364/2311-7729-2022-22-2-108-115.

A.N. Kulikov, D.S. Maltsev, A.Yu. Malafeeva, S.M. Perminova, V.R. Zhalimova,
A.S. Vasiliev, A.A. Kazak

S.M. Kirov Military Medical Academy, St. Petersburg, Russian Federation

Aim: to assess the efficacy and safety of brolucizumab in Russian patients with neovascular age-related macular degeneration (nAMD).

Patients and Methods: this study enrolled 47 patients with nAMD divided into two groups. Group 1 included 13 treatment-naïve patients/13 eyes (12 men and 1 woman, mean age 72.4±9.5 years, mean best-corrected visual acuity (BCVA) 0.43±0.32). Group 2 included 34  patients having active nAMD despite ongoing treatment/34 eyes (25 men and 9 women, mean age 74.1±8.0 years, mean BCVA 0.46±0.25). All patients received at least two intravitreal injections of brolucizumab (in total, 137 injections) with a 1-month interval. Patients were examined one month after the 2nd injections. BCVA, central macular thickness (CMT), macular volume (MV), sub/intraretinal fluid, and adverse events were evaluated.

Results: in group 1, a significant increase in BCVA from 34.9±6.6 letters to 44.1±4.2 letters (p=0.02) was reported. Meanwhile, in group 2, BCVA remained unchanged (35.0±3.5 letters before treatment vs. 33.8±3.7 letters after treatment, p>0.05). In group 1, CMT and MV significantly reduced, while in group 2, only MV significantly reduced (p<0.05). A significant reduction in the cumulative rate of sub/intraretinal fluid was detected in both groups (p<0.05).

Conclusions: treatment-naïve patients who received brolucizumab demonstrated a significant improvement of anatomical and functional parameters. Meanwhile, patients with active nAMD despite ongoing treatment who received brolucizumab demonstrated a significant reduction in disease activity and tendency to the improvement of anatomical (but not functional) parameters.

Keywords: age-related macular degeneration, brolucizumab, optical coherence tomography, anti-VEGF therapy.

For citation: Kulikov A.N., Maltsev D.S., Malafeeva A.Yu. et al. The first experience with brolucizumab for neovascular age-related macular degeneration. Russian Journal of Clinical Ophthalmology. 2022;22(2):108–115 (in Russ.). DOI: 10.32364/2311-7729-2022-22-2-108-115.



Введение

Неоваскулярная форма возрастной макулярной дегенерации (нВМД) — заболевание, связанное с патологическим ростом сосудов из сосудистой оболочки через мембрану Бруха в пространство под пигментным эпителием сетчатки или субретинальное пространство в макулярной области. Несмотря на успехи в терапии нВМД в течение последних 10–15 лет, это заболевание по-прежнему остается частой причиной слабовидения у пожилых пациентов. Одной из важных проблем в лечении нВМД является баланс между анатомо-функциональным улучшением и организационной нагрузкой на участников процесса лечения. Другими словами, для достижения стабильного улучшения необходимы частые и регулярные интравитреальные инъекции, что увеличивает объем работы врача, частоту визитов пациента в лечебное учреждение и вовлеченность родственников в лечение. В связи с изменениями эпидемиологической обстановки из-за появления новых штаммов SARS-CoV-2 доступность специализированной медицинской помощи существенно ограничена, включая возможность планового проведения интравитреальных инъекций [1, 2].

В этих условиях становится очевидной польза внедрения препаратов с пролонгированным действием, в частности препарата бролуцизумаб, который может вводиться пациенту с частотой 1 раз в 12 нед., что в 1,5 раза реже по сравнению с текущим стандартом лечения. Бролуцизумаб представляет собой одноцепочечный фрагмент гуманизированного антитела (ScFv, single-chain variable fragment) с молекулярной массой 26 кДа, который является наименьшей функциональной единицей антитела. Это позволяет вводить в одной дозе большее количество препарата, чем при применении зарегистрированных ранее антител к фактору роста эндотелия сосудов (VEGF), c потенциальной возможностью более длительного дейст вия и более высокой пенетрацией в ткани. Бролуцизумаб с высокой аффинностью связывается с различными изоформами VEGF-A (в частности, с VEGF110, VEGF121 и VEGF165), тем самым препятствуя связыванию VEGF-A с его рецепторами (VEGFR-1 и VEGFR-2) [3, 4]. Бролуцизумаб был одобрен для клинического применения в лечении нВМД на территории России в конце 2020 г. и стал применяться в клинической практике с середины 2021 г. Однако на сегодняшний день в России отсутствуют собственные данные по безопасности и эффективности применения данного препарата. Кроме того, если эти показатели у пациентов, ранее не получавших лечение, подробо изучены в многоцентровых исследованиях, то у пациентов, резистентных к ранее проводившейся терапии, они исследованы недостаточно.

Цель исследования: оценить эффективность и безопасность применения препарата бролуцизумаб у российской популяции пациентов с нВМД.

Материал и методы

Проспективное интервенционное исследование было проведено на базе кафедры офтальмологии им. проф. В.В. Волкова Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова. В исследование было включено 47 пациентов: 13 пациентов, ранее не получавших антиангиогенное лечение (1-я группа), и 34 пациента с активностью нВМД на фоне ранее проводившейся антиангиогенной терапии (2-я группа). Критериями включения были диагноз нВМД с любым типом хориоидальной неоваскуляризации, затрагивающей фовеальную область, и выполнение не менее 2 инъекций препарата бролуцизумаб. Критериями исключения были наличие иной сопутствующей ретинальной патологии (включая окклюзии вен сетчатки), снижение прозрачности оптических сред, способное повлиять на результаты оптической когерентной томографии (ОКТ), а также внутриглазное воспаление в анамнезе.

В се пациенты прошли стандартное офтальмологическое обследование и ОКТ на момент включения в исследование, а в дальнейшем — при каждом ежемесячном визите в клинику для контроля и проведения очередной инъекции. В ходе офтальмологического обследования особое внимание уделяли выявлению признаков внутриглазного воспаления в виде цитоза во влаге передней камеры, витреита и васкулита сосудов сетчатки. ОКТ проводили на аппарате RTVue-XR (Optovue, США). Дополнительно статус цитоза во влаге передней камеры был исследован с помощью ОКТ переднего сегмента протоколом сканирования 3D-Cornea по ранее описанной методике [5]. Также все пациенты прошли дополнительное обследование с помощью сканирующей лазерной офтальмоскопии (F-10, NIDEK, Япония) с целью оценки воспалительной реакции в стекловидном теле.

Оптическая когерентная томография включала получение макулярной карты с дальнейшим извлечением из нее показателей центральной толщины сетчатки (ЦТС) и макулярного объема (МО). Кроме того, путем просмотра всех структурных сканов макулярной карты определяли наличие какого-либо из типов жидкости: жидкости под пигментным эпителием сетчатки (ПЭС), субретинальной жидкости (СРЖ) или интраретинальной жидкости (ИРЖ). ИРЖ определяли как наличие гипорефлективных округлых полостей в нейросенсорной сетчатке по крайней мере на одном кросс-секционном скане. СРЖ определяли как гипорефлективное пространство между нейросенсорной сетчаткой и ПЭС как минимум на одном кросс-секционном скане. Жидкость под ПЭС определяли как гипорефлективное пространство между мембраной Бруха и ПЭС. Для оценки активности заболевания также анализировали кумулятивную частоту встречаемости различных типов жидкости у каждого пациента, под которой подразумевали сочетание типов жидкости в одном глазу и изменение этого сочетания на фоне лечения.

Для статистической обработки данных использовали программный пакет MedCalc 18.4.1 (MedCalc Software, Бельгия). Данные представлены как среднее ± стандартное отклонение. Однофакторный дисперсионный анализ с повтор e5ниями использовали для оценки статистической значимости различий ОЗ до лечения и после выполнения 2 инъекций. Статистическую значимость изменения частоты обнаружения ИРЖ, СРЖ и жидкости под ПЭС оценивали с помощью теста χ2. Кумулятивную частоту встречаемости различных типов жидкости сравнивали с помощью теста Вилкоксона. Разницу считали статистически значимой при р<0,05.

Результаты исследования

Всего в исследование было включено 47 пациентов, разделенных на 2 группы. В 1-ю группу вошли 13 пациентов (13 глаз), ранее не получавших антиангиогенное лечение: 12 мужчин и 1 женщина, средний возраст которых составил 72,4±9,5 года, средняя ОЗ 0,43±0,32 (28,4±20,4 знака таблицы ETDRS) и ЦТС 331,0±99,2 мкм. Во 2-ю группу вошли 34 пациента (34 глаза) с активностью нВМД на фоне ранее проводившейся антиангиогенной терапии (пациенты получили 9,4±5,5 инъекции за 17,3±6,1 ме­с., соблюдая режим pro re nata): 25 мужчин и 9 женщин, средний возраст 74,1±8,0 года, средняя ОЗ 0,46±0,25 (34,3±14,1 знака таблицы ETDRS), ЦТС 293,5±73,8 мкм. Среди пациентов 1-й группы 11 больных получили по 2 инъекции, 9 пациентов — по 3 инъекции препарата. Среди пациентов 2-й группы 29 больных получили по 2 инъекции, 10 пациентов — по 3 инъекции. Таким образом, всего было выполнено 137 инъекций.

За период исследования не было зарегистрировано серьезных нежелательных явлений, связанных с внутриглазным воспалением. У 1 пациента был выявлен витреит легкой степени тяжести, обнаруженный через 2 дня после первой инъекции препарата бролуцизумаб, купированный однократной субконъюнктивальной инъекцией 0,1% раствора дексаметазона и инстилляциями местного стероидного препарата в течение 3 сут, после чего пациент продолжил лечение тем же препаратом.

Среди пациентов 1-й группы, которые получили по 2 инъекции (11 больных), ОЗ исходно, после 1-й и 2-й инъекций составила 34,9±6,6, 41,4±5,1 и 44,1±4,2 знака таблицы ETDRS соответственно, со статистически значимой тенденцией к увеличению (p=0,02) (рис. 1А). Было обнаружено статистически значимое снижение показателей ЦТС с 317,8±26,0 мкм до 272,8±47,1 мкм и до 236,4±18,3 мкм (p=0,05) (рис. 2А), а также статистически значимое уменьшение МО (p=0,04) с 6,24±0,42 мм3 до 5,4±0,12 мм3 и до 5,27±0,12 мм3 (рис. 3А) исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно. Частота обнаружения ИРЖ исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 15,4, 9,1 и 0,0% (p=0,22). Частота обнаружения жидкости под ПЭС исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 76,9, 36,3 и 11,1% (p=0,002). Частота обнаружения СРЖ исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 100,0, 36,3 и 11,1% (p<0,0001) (рис. 4А). Анализ кумулятивной частоты встречаемости различных типов жидкости показал статистически значимое снижение медианного значения с 2 до 0 (p=0,004) (рис. 5А, 6).

Рис. 1. Изменения максимальной корригированной остроты зрения у пациентов 1-й (А) и 2-й (В) групп Fig. 1. Changes in BCVA in groups 1 (A) and 2 (B)

Рис. 2. Изменения центральной толщины сетчатки у пациентов 1-й (А) и 2-й (В) групп Fig. 2. Changes in CMT in groups 1 (A) and 2 (B)

Рис. 3. Изменения макулярного объема у пациентов 1-й (А) и 2-й (В) групп Fig. 3. Changes in MV in groups 1 (A) and 2 (B)

Рис. 4. Изменения частоты встречаемости различных видов экссудативной жидкости у пациентов 1-й (А) и 2-й (В) групп Fig. 4. Changes in the rate of sub/intraretinal fluid in groups 1 (A) and 2 (B)

Рис. 5. Изменения кумулятивной встречаемости различных видов жидкости у пациентов 1-й (А) и 2-й (В) групп Fig. 5. Changes in the cumulative rate of sub/intraretinal fluid in groups 1 (A) and 2 (B)

Во 2-й группе пациентов, получивших по 2 инъекции, ОЗ исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 35,0±3,5, 36,0±3,5 и 33,8±3,7 знака таблицы ETDRS, без статистически значимой тенденции к изменению (p>0,05) (рис. 1В). Не было отмечено статистически значимой тенденции в снижении показателя ЦТС (p=0,06), который составил исходно, после 1-й и 2-й инъекций 276,7±16,8, 238,2±19,1 и 245,2±18,3 мкм соответственно (рис. 2В). Статистически значимая тенденция (p=0,04) была выявлена для изменения МО, который составил 5,76±0,23, 5,35±0,2 и 5,37±0,17 мм3 исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно (рис. 3В). Частота обнаружения ИРЖ исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 38,2, 11,5 и 26,3% (p>0,05). Частота обнаружения жидкости под ПЭС исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 82,4, 56,0 и 47,4% (p>0,05). Частота обнаружения субретинальной СРЖ исходно, после 1-й и 2-й инъекций соответственно составила 97,1, 42,3 и 63,2% (p>0,05) (рис. 4В). Анализ кумулятивной частоты встречаемости различных типов жидкости показал статистически значимое снижение медианного значения с 2 до 1 (p=0,013) (рис. 5В и 7).

Рис. 6. Клинический пример изменения анатомо-функционального статуса у пациента 1-й группы: исходно (А, B) и после выполнения 2 инъекций препарата бролуцизумаб (C, D) Fig. 6. Anatomical functional changes in a group 1 patient: at baseline (A, B) and after

Рис. 7. Клинический пример изменения анатомо-функционального статуса у пациента 2-й группы: исходно (А, B), после проведения терапии афлиберцептом (C, D) и после 2 инъекций препарата бролуцизумаб (E, F) Fig. 7. Anatomical functional changes in a group 2 p

Обсуждение

Мы проанализировали первый собственный опыт применения препарата бролуцизумаб для лечения нВМД у пациентов, ранее не получавших лечение или демонстрирующих активность заболевания на фоне  ранее проводившейся терапии. В данное исследование были включены пациенты, которым было выполнено по 2 инъекции, что продиктовано необходимостью получить как можно более ранние результаты в условиях начала широкого клинического применения бролуцизумаба на территории России. Исследование показало существенное анатомическое и функциональное улучшение у пациентов 1-й групы, что проявлялось существенным снижением ЦТС, МО и увеличением ОЗ. Мы обнаружили выраженное снижение частоты встречаемости различных типов жидкости, в том числе статистически значимое снижение кумулятивной встречаемости (сочетания) различных типов жидкости, стремящееся к нулю, что можно интерпретировать как тенденцию к полному подавлению активности заболевания. Среди пациентов 1-й группы статистически значимые различия не были достигнуты для изменения частоты встречаемости ИРЖ из-за малого числа наблюдений, поскольку исходно только 2 пациента демонстрировали этот признак. Однако следует подчеркнуть, что после 2 инъекций ни в одном случае этот вид жидкости не определялся. Среднее увеличение ОЗ в нашем исследовании среди пациентов 1-й группы составило около 1 строки.

Эти данные соответствуют анатомо-функциональным показателям и их динамике в регистрационных клинических исследованиях эффективности и безопасности препарата бролуцизумаб HAWK [6] и HARRIER [7]: среднее увеличение ОЗ на 6 знаков и снижение ЦТС на 160–180 мкм к 3 мес. от начала лечения после выполнения 2 инъекций. Кроме того, наши данные соответствуют результатам исследований HAWK [6] и HARRIER [7] в отношении подавления активности заболевания по частоте встречаемости различных типов жидкости: к концу периода исследования (96 нед.) частота встречаемости ИРЖ или СРЖ составила 24%, что на 35–37% меньше по сравнению с таковыми при применении препарата афлиберцепт, а частота встречаемости жидкости под ПЭС составила 11–17%, что на 23–27% меньше, чем на фоне терапии афлиберцептом.

С ростом числа исследований в области терапии нВМД стала понятна роль оценки различных типов жидкости и ЦТС по данным ОКТ, что нашло отображение в 2021 г. в федеральных клинических рекомендациях «Макулярная дегенерация возрастная» [8] как подход к оценке активности заболевания. Согласно изменениям анатомические параметры, наряду с ОЗ, являются ключевыми факторами активности заболевания, используемыми для мониторинга эффективности терапии и принятия решения о начале/возобновлении лечения пациента с ВМД. Признаками активности заболевания могут быть снижение ОЗ вследствие данного состояния и/или ухудшение анатомических параметров: появление макулярных геморрагий (в том числе геморрагических отслоек ПЭС или нейросенсорной сетчатки) и/или  появление/увеличение скопления ИРЖ (отека нейросенсорной сетчатки), и/или появление/увеличение скопления СРЖ (отслойки нейросенсорной сетчатки), и/или появление/усиление экстравазального выхода красителя при флюоресцентной ангиографии.

Несмотря на относительно длительное применение препарата бролуцизумаб в клинической практике в США, данных о его эффективности и безопасности у пациентов, ранее получавших лечение, все еще мало.  В то же время эта когорта будет наиболее обширной в начале применения препарата на территории России, и эти данные представляются достаточно ценными для реальной клинической практики.

В нашем исследовании мы проанализировали показатели пациентов, ранее получавших лечение препаратом афлиберцепт, которые демонстрировали активность заболевания наличием различных типов жидкости. В этой группе пациентов мы не выявили статистически значимого снижения  частоты встречаемости каждого из типов жидкости по отдельности, хотя численные показатели снизились по каждому из них на 12–35%, что в целом соответствует динамике частоты встречаемости различных типов жидкости, показанной ранее в исследованиях HAWK [6] и HARRIER [7]. Отсутствие статистически значимых различий можно объяснить недостаточным числом наблюдений. Однако следует отметить, что кумулятивная частота встречаемости различных типов жидкости продемонстрировала статистически значимое снижение. Также, хотя численные показатели ЦТС демонстрировали снижение, к 3 мес. наблюдения оно оказалось статистически незначимым. В то же время статистически значимую тенденцию к уменьшению показал МО, что, вероятно, говорит о большей ценности этого показателя в оценке ранней динамики при переводе таких пациентов на лечение препаратом бролуцизумаб. За 3-месячный период наблюдения мы не обнаружили существенных изменений ОЗ, что, с одной стороны, может быть объяснено малым числом выполненных инъекций, а с другой — выраженными анатомическими изменениями за предшествующий период лечения (без полного подавления активности заболевания). Эти данные также могут указывать на потенциальные преимущества раннего полного подавления активности заболевания более эффективным препаратом по сравнению с переводом на такой препарат в случае резистентности заболевания к ранее проводившемуся лечению.

В этом краткосрочном исследовании мы не столкнулись с тяжелыми нежелательными реакциями в виде внутриглазного воспаления, хотя, по данным ранее выполненных исследований, их частота в реальной клинической практике может составлять около 2,4% [9]. В реальной клинической практике уровень риска развития внутриглазного воспаления был повышен у пациентов с предшествующими его эпизодами. Если рассматрива ть единственный случай витреита легкой степени тяжести, купированный приемом местного стероидного препарата, как внутриглазное воспаление, вызванное интравитреальной инъекцией, то частота нежелательных явлений в нашем исследовании составляет 2,1%.

Ограничениями данного исследования являются небольшое чи сло включенных случаев и короткий срок наблюдения, однако все пациенты проходили обследование с помощью методов мультимодальной диагностики, и мы можем рассчитывать, что ни один, даже самый легкий, случай внутриглазного воспаления, кроме описанного выше, не был пропущен.

Заключение

По результатам проведенного нами исследования, несмотря на короткий период наблюдения и малое число выполненных интравитреальных инъекций бролуцизумаба, пациенты 1-й группы демонстрировали существенное улучшение анатомо-функциональных показателей, полностью соответствующее полученным ранее результатам в зарубежных многоцентровых исследованиях. При этом пациенты 2-й группы продемонстрировали существенное снижение активности заболевания с тенденцией к улучшению анатомических показателей, однако без статистически значимых функциональных изменений. Таким образом, полученные нами результаты доказывают необходимость дальнейших исследовиний у данной группы пациентов, а также, вероятно, преимущества раннего полного подавления активности заболевания по сравнению с подавлением активности после периода относительной резистентности к проводившемуся ранее антиангиогенному лечению.


Сведения об авторах:

Куликов Алексей Николаевич — д.м.н., профессор, начальник кафедры офтальмологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0002-5274-6993.

Мальцев Дмитрий Сергеевич — д.м.н., заведующий отделением лазерной хирургии клиники офтальмологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0001-6598-3982.

Малафеева Анна Юрьевна — заведующая отделением витреоретинальной хирургии клиники офтальмологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0001-9957-1804.

Перминова Софья Михайловна — клинический ординатор клиники офтальмологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0001-5697-5630.

Жалимова Валерия Рафаэлевна — врач-офтальмолог клиники офтальмологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0001-8024-0300.

Васильев Александр Сергеевич — врач-офтальмолог клиники офтальмологии Военно-медицинской академии им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0002-0635-4438.

Казак Алина Алексеевна — клинический ординатор клиники офтальмологии Военно-медицинской академии

им. С.М. Кирова; 194044, Россия, г. Санкт-Петербург, ул. Боткинская, д. 21; ORCID iD 0000-0002-6855-2384.

Контактная информация: Мальцев Дмитрий Сергеевич, e-mail: glaz.med@yandex.ru.

Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах.

Конфликт интересов отсутствует.

Статья поступила 15.02.2022.

Поступила после рецензирования 15.03.2022.

Принята в печать 07.04.2022.


About the authors:

Aleksey N. Kulikov — Dr. Sc. (Med.), Professor, Head of the Department of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-5274-6993.

Dmitriy S. Maltsev — Dr. Sc. (Med.), Head of the Department of Laser Surgery of the Clinics of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-6598-3982.

Anna Yu. Malafeeva — Head of Department of Vitreoretinal Surgery of the Clinics of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-9957-1804.

Sof’ya M. Perminova — clinical resident of the Clinics of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-5697-5630.

Valeria P. Zhalimova — ophthalmologist of the Clinics of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0001-8024-0300.

Aleksandr S. Vasile’v — ophthalmologist of the Clinics of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-0635-4438.

Alina A. Kazak — clinical resident of the Clinics of Ophthalmology, S.M. Kirov Military Medical Academy; 21, Botkinskaya str., St. Petersburg, 194044, Russian Federation; ORCID iD 0000-0002-6855-2384.

Contact information: Dmitriy S. Maltsev, e-mail: glaz.med@yandex.ru.

Financial Disclosure: no authors have a financial or property interest in any material or method mentioned.

There is no conflict of interests.

Received 15.02.2022.

Revised 15.03.2022.

Accepted 07.04.2022.



Литература
1. Харакозов А.С., Куликов А.Н., Мальцев Д.С. Влияние перерыва антиангиогенной терапии на анатомо-функциональный статус пациентов с неоваскулярной возрастной макулярной дегенерацией. Офтальмологические ведомости. 2021;14(1):35–42. DOI: 10.17816/OV59966.
2. Харакозов А.С., Куликов А.Н., Мальцев Д.С. Предпочтительный режим антиангиогенной терапии афлиберцептом после перерыва в лечении неоваскулярной возрастной макулярной дегенерации. Офтальмологические ведомости. 2021;14(3):17–23. DOI: 10.17816/OV79934.
3. Brown D.M., Emanuelli A., Bandello F. et al. KESTREL and KITE: 52-week results from two Phase III pivotal trials of brolucizumab for diabetic macular edema. Am J Ophthalmol. 2022;238:157–172. DOI: 10.1016/j.ajo.2022.01.004.
4. Nguyen Q.D., Das A., Do D.V. et al. Brolucizumab: Evolution Through Preclinical and Clinical Studies and the Implications for the Management of Neovascular Age-Related Macular Degeneration. Ophthalmology. 2020;127:963–976. DOI: 10.1016/j.ophtha.2019.12.031.
5. Kulikov A.N., Maltsev D.S., Kazak A.A., Burnasheva M.A. Anterior chamber particles are associated with reduction of intraocular pressure after selective laser trabeculoplasty. Br J Ophthalmol. 2020;104:1508–1511. DOI: 10.1136/bjophthalmol-2019-315445.
6. Dugel P.U., Koh A., Ogura Y. et al. HAWK and HARRIER: phase 3, multicenter, randomized, double-masked trials of brolucizumab for neovascular age-related macular degeneration. Ophthalmology. 2020;127:72–84. DOI: 10.1016/j.ophtha.2019.04.017.
7. Dugel P.U., Singh S.R., Koh A. et al. HAWK and HARRIER: 96-Week outcomes from the phase 3 trials of brolucizumab for neovascular age-related macular degeneration. Ophthalmology. 2021;128:89–99. DOI: 10.1016/j.ophtha.2020.06.028.
8. Возрастная макулярная дегенерация. Клинические рекомендации (утв. Минздравом России) (Электронный ресурс.) URL: https://legalacts.ru/doc/klinicheskie-rekomendatsii-vozrastnaja-makuljarnaja-degeneratsija-utv-minzdravom-rossii (дата обращения: 14.01.2022).
9. Khanani A.M., Zarbin M.A., Barakat M.R. et al. Safety outcomes of brolucizumab in neovascular age-related macular degeneration: results from the IRIS registry and KOMODO healthcare map. JAMA Ophthalmol. 2022;140:20–28. DOI: 10.1001/jamaophthalmol.2021.4585.

Лицензия Creative Commons
Контент доступен под лицензией Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.


Предыдущая статья
Следующая статья

Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!

Fatal error: Call to undefined function get_registration_form_description_popup() in /home/c/cb72209/clinopht.com/public_html/include/reg_form.php on line 89