Сенильная катаракта — особенности развития и исходов хирургического лечения у пациентов с вирусными гепатитами В и С

Open access Antiplagiat

E-library Dimensions
VAK russian citation index ROAD
DOAJ

Импакт фактор - 0,776*

*Импакт фактор за 2017 г. по данным РИНЦ




DOI: 10.21689/2311-7729-2018-18-4-174-178

Рубрика: Офтальмология
Цель исследования: анализ особенностей формирования, клинического течения и результатов хирургического лечения катаракты у пациентов с хроническими гепатитами, вызванными вирусами гепатита В и С (ВГВ и ВГС).
Материал и методы: в исследование было включено 20 пациентов. Основную группу составили 10 пациентов, инфицированных ВГВ или ВГС. Группу сравнения (контрольная группа) составили 10 пациентов с отсутствием диагностически значимых уровней антител к ВГВ и ВГС в сыворотке крови. Всем пациентам в обеих группах дважды проводили стандартное офтальмологическое исследование, а также оптическую когерентную томографию (ОКТ) макулярной зоны и диска зрительного нерва, компьютерную периметрию Humphrey и визоконтрастометрию; определяли уровни биохимических показателей функционального состояния печени — аланинаминотрансферазы (АЛАТ) и аспартатаминотрансферазы (АСАТ). Экстракция катаракты проведена при помощи факоэмульсификатора Laureate. Всем пациентам имплантировали заднекамерную интраокулярную линзу.
Результаты исследования: средний возраст пациентов в основной группе составил 61,9±5,23 года, в контрольной группе — 69,4±3,12 года. Средний показатель уровня АЛАТ в группе пациентов, инфицированных вирусами гепатитов, составил 44,5±4,54 Ед/л, в группе здоровых лиц — 22,45±2,08 Ед/л, уровень АСАТ — 38,9±3,48 Ед/л и 18,7±2,43 Ед/л соответственно. Разница между средними уровнями АЛАТ и АСАТ в группах статистически достоверна. Острота зрения в основной группе до и после хирургического вмешательства была несколько ниже, чем в группе контроля, но данный факт не достиг уровня статистической значимости.
Выводы: результаты исследования позволяют предположить наличие определенной взаимосвязи если не между катарактогенезом и хроническим инфицированием вирусами гепатитов В и С, то между катарактогенезом и измененным биохимическим статусом (гиперферментемией) с большей вероятностью.

Ключевые слова: катаракта, факоэмульсификация, гепатит В, гепатит С.

Для цитирования: Хацукова Б.Н., Чернакова Г.М., Кочергин С.А., Клещева Е.А., Малинникова Е.Ю., Кюрегян К.К., Михайлов М.М. Сенильная катаракта — особенности развития и исходов хирургического лечения у пациентов с вирусными гепатитами В и С // РМЖ «Клиническая Офтальмология». 2018. №4. С. 174-178
Senile cataract — features of development and outcomes of surgical treatment in patients with hepatitis B and C viruses

B.N. Hatsukova1, G.M. Chernakova2, S.A. Kochergin1, E.A. Kleshcheva1, E.Yu. Malinnikova1
K.K. Kyuregyan3, M.M. Mikhailov3

1 Russian Medical Academy of Continuing Professional Education, Moscow, Russian Federation
2 S. Fyodorov Eye Microsurgery Federal State Institution, Moscow, Russian Federation 
3 Scientific Research Center of Russian Medical Academy of Continuing Professional Education, 
 Moscow, Russian Federation

Aim: to analyze features of the clinical course and results of the surgical treatment of cataracts in patients with chronic hepatitis B and C, to search for possible relationships between the formation of cataracts and the fact of chronic infection caused by HBV/HCV.
Patients and Methods: 20 patients were included in the study. The main group consisted of 10 patients with HBV and HCV. The experimental group (control group) consisted of 10 patients with the absence of diagnostically significant levels of antibodies to HBV and HCV in blood serum. All patients in both groups twice underwent a standard ophthalmologic examination, as well as optical coherence tomography (OCT) of the macular area and optic disc, Humphrey Visual Field, and visocontrastometry. Cataract extraction was performed using Laureate phacoemulsifier. All patients were implanted with a posterior chamber intraocular lens (IOL). The levels of biochemical indicators of the functional state of the liver — alanine aminotransferase (ALAT) and aspartate aminotransferase (ASAT) — were determined for all patients.
Results: average age of patients in the main group was 61.9±5.23 years, in the control group — 69.4±3.12. The average level of ALAT in the group with patients infected with hepatitis viruses was 44.5±4.54 U/l, and in the group of healthy people — 22.45±2.08 U/l, and the level of ASAT was 38.9±3.48 U/l, and 18.7±2.43 U/l, respectively. The difference between the average levels of ALAT and ASAT between groups is statistically significant. It was found that visual acuity in the main group prior to cataract surgery is slightly lower than in the control group. Also after the operation, in the group with patients infected with hepatitis viruses it is lower than in the group of healthy people, however, this fact did not reach the level of statistical significance.
Conclusion: the study results suggest the presence of a certain relationship, if not between cataractogenesis and chronic infection with hepatitis B and C viruses, then between cataractogenesis and altered biochemical status (hyperenzymemia) with a higher probability.

Key words: cataract, phacoemulsification, hepatitis B, hepatitis C.
For citation: Hatsukova B.N., Chernakova G.M., Kochergin S.A. et al. Senile cataract — features of development and outcomes of surgical treatment in patients with hepatitis B and C viruses. RMJ “Clinical ophthalmology”. 2018;4:174–178.

В статье проведен анализ особенностей формирования, клинического течения и результатов хирургического лечения катаракты у пациентов с хроническими гепатитами, вызванными вирусами гепатита В и С

    Первыми отечественными публикациями, рассматривающими вирус гепатита В (ВГВ) в качестве одного из факторов раннего катарактогенеза, является серия работ, появившихся в конце 1990-х гг. [1]. Чуть ранее S. Kobayakawa et al. опубликовали результаты изучения наличия антител к вирусу гепатита С (ВГС) во влаге передней камеры глаза, взятой во время операции по удалению катаракты, с использованием метода полимеразной цепной реакции (ПЦР) [2]. В последующие годы, одновременно с бурным внедрением молекулярно-биологических методов, данная междисциплинарная тематика стала предметом постоянного разностороннего научного обсуждения, в основном среди зарубежных исследователей [3–14]. Ряд авторов прицельно анализируют удельный вес инфицированных ВГВ и ВГС среди контингента, направленного на плановую хирургию катаракты [9, 15]. S. Park et al. поднимают вопросы патогенеза катаракты, а именно связи ее формирования со степенью цитолиза гепатоцитов и уровнями печеночных ферментов [12]. J.Y. Ku et al. обсуждают вопросы возможного влияния противовирусной терапии при вирусном гепатите на более ранние сроки катарактогенеза [6, 13].
    В нашей клинической практике мы столкнулись с двумя случаями развития набухающей катаракты у пациентов, как выяснилось позднее, инфицированных ВГВ и ВГС. Взаимосвязь этих анамнестических данных мы расценили как закономерную. Дефицит современных отечественных публикаций, отражающих состояние данного вопроса, а также возникший у нас научно-практический интерес к данной проблематике обусловили дизайн данного пилотного исследования.
    Цель исследования: анализ особенностей клинического течения и результатов хирургического лечения катаракты у пациентов с хроническими гепатитами В и С, поиск возможных взаимосвязей между формированием катаракты (в т. ч. и ее осложненных форм) и фактом хронической инфекции, вызванной ВГВ/ВГС.

    Материал и методы

    В исследование были включены 20 пациентов (20 глаз), из них 9 мужчин и 11 женщин в возрасте от 29 до 85 лет (65,6±3,08 года), госпитализированных в филиал № 1 ГКБ им. С.П. Боткина (офтальмологический стационар) в плановом порядке (за исключением 2 пациентов с набухающей катарактой, поступивших по экстренным показаниям) в период с ноября 2017 г. по февраль 2018 г. с целью оперативного лечения катаракты.
    Основную группу составили 10 пациентов, инфицированных ВГВ или ВГС (6 человек были инфицированы ВГВ, 4 — ВГС). Критериями включения в основную группу были: возраст старше 18 лет, наличие у пациента незрелой катаракты на 1 глазу (в т. ч. осложненных форм — набухающей катаракты в 2 случаях), отсутствие острых инфекционных заболеваний, положительный результат определения антител к ВГВ или ВГС методом иммуноферментного анализа (ИФА) в сыворотке крови (по данным исследований, проведенных по месту жительства при подготовке к операции на хрусталике). Группу сравнения (контрольную) составили 10 пациентов с отсутствием диагностически значимых уровней антител к ВГВ и ВГС в сыворотке крови 
(метод ИФА).
    Всем пациентам в обеих группах дважды (за 1 день до хирургического вмешательства и спустя 1 мес. после него) проводилось стандартное офтальмологическое исследование, включавшее визометрию (определение максимально корригированной остроты зрения (МКОЗ)), пневмотонометрию (HNT-7000, Корея) или пальпаторное определение внутриглазного давления (ВГД), ультразвуковое исследование оболочек глаза (UD-6000, Япония). Оптическую когерентную томографию (ОКТ) макулярной зоны и диска зрительного нерва (Cirrus OCT, США), компьютерную периметрию Humphrey (США) и визоконтрастометрию (компьютерная программа ZEBRA) проводили на 9-й день после хирургического вмешательства.
    Экстракция катаракты проведена при помощи факоэмульсификатора Laureate (США). Для формирования парацентезов и тоннеля роговицы использовали одноразовые копья и кератомы Clear Cut размерами 1,2 и 2,2 мм. Во время факоэмульсификации катаракты (ФЭК) использовали стандартные расходные материалы (вискоэластики, сбалансированный солевой раствор BSS). Всем пациентам имплантировали заднекамерную интраокулярную линзу (ИОЛ) модели SN60WF AcrySof IQ (США). Во всех случаях были взяты пробы слез и влаги передней камеры на наличие ДНК ВГВ, РНК ВГС, HBsAg, анти-HCV. В послеоперационном периоде назначалась местная терапия в виде глазных капель: антибиотик группы фторхинолонов 3–4 р./сут в течение 2–3 нед., дексаметазон 0,1% в течение 1 мес. с постепенным уменьшением кратности закапывания, нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП).
    Всем пациентам (в основной группе и группе сравнения) определяли уровни биохимических показателей функционального состояния печени — аланинаминотрансферазы (АЛАТ) и аспартатаминотрансферазы (АСАТ).
    Статистический анализ (определение средних, сравнение величин в 2 группах) проводили с помощью программы SPSS версии 20 с использованием непараметрических критериев (U-критерий Манна — Уитни, многофакторный дисперсионный анализ ANOVA).

    Результаты и обсуждение

   

Средний возраст пациентов в основной группе составил 61,9±5,23 года, в контрольной группе — 69,4±3,12 года. Несмотря на то, что на первый взгляд имеется тенденция к «омолаживанию» катаракты при наличии инфицирования ВГВ/ВГС, тем не менее статистический анализ не подтвердил этих различий. Возможно, при большем количестве наблюдений разница в среднем возрасте будет достоверна.
    Средний показатель уровня АЛАТ в группе пациентов, инфицированных вирусами гепатитов, составил 44,5±4,54 Ед/л, в группе здоровых лиц — 22,45±2,08 Ед/л, а уровень АСАТ — 38,9±3,48 Ед/л и 18,7±2,43 Ед/л соответственно. Разница между средними уровнями АЛАТ и АСАТ между группами статистически достоверна (U-критерий Манна — Уитни для независимых выборок U=0,01 при уровне значимости 0,05). Мы можем предполагать, соглашаясь с S. Park et al., что у больных с вирусным гепатитом, у которых отмечается периодическое повышение уровней АЛАТ и АСАТ, имеются предпосылки для формирования катаракты в более раннем возрасте и в осложненных формах (набухающая катаракта) [12].
    У пациентов в исследуемых группах и оперативное вмешательство, и послеоперационный период протекали без осложнений. Было установлено, что средние значения МКОЗ в основной группе до операции были несколько ниже, чем в группе контроля. Однако данные различия не достигают уровня статистической значимости. МКОЗ после операции в группе пациентов, инфицированных вирусами гепатитов, также была ниже, чем в группе здоровых лиц, но данный факт не является статистически значимым (табл. 1).
Таблица 1. МКОЗ до и после ФЭК в основной и контрольной группах

    Клиническое наблюдение

    Мы посчитали целесообразным привести более подробную информацию о клиническом случае с осложненным вариантом катаракты.
    Пациент С., 58 лет, поступил в отделение неотложной помощи ГКБ им. С.П. Боткина (филиал № 1) с жалобами на покраснение, боль и отсутствие предметного зрения на правом глазу. Из анамнеза — вышеперечисленные жалобы беспокоят в течение 1 нед.
    Visus OD на момент поступления — proectio lucis certae, Visus OS=1,0. Уровень ВГД (пальпаторно) OD «+», OS — N.
    Из анамнеза следует отметить контузию OD (удар клюшкой) в детском возрасте, после чего острота зрения OD не определялась выше 0,5. При биомикроскопическом осмотре OD роговица отечная, на эндотелии в нижней половине — преципитаты. Передняя камера — средней глубины, влага прозрачная. Радужка — субатрофична, множественные задние синехии. Передняя капсула хрусталика напряжена, передние кортикальные слои белого цвета, с признаками оводнения. Глубжележащие среды не офтальмоскопируются. При биомикроскопии OS состояние сред — в пределах возрастной нормы.
    По данным ультразвукового исследования оболочек OD: плавающие помутнения в стекловидном теле.
    Со слов пациента, ВГВ впервые выявлен в стационаре филиала № 1 ГКБ им. С.П. Боткина. Из вредных привычек отмечает злоупотребление алкоголем. Биохимический анализ крови — все показатели в норме, за исключением АЛАТ — 45 Ед/л и АСАТ — 56 Ед/л. При ИФА сыворотки пациента от 12.06.2017 г. обнаружили HBsAg.
    Больной был госпитализирован в офтальмологический стационар ГКБ им. С.П. Боткина 11.10.2017 г. с диагнозом: OD — набухающая катаракта. Вторичная офтальмогипертензия. Подострый иридоциклит. OS — начальная катаракта.
    В течение 5 дней проводилась гипотензивная и противовоспалительная терапия. После достигнутой стабилизации ВГД и купирования явлений иридоциклита 16.10.2017 г. проведены ФЭК и ИОЛ.
    При выписке Visus OD=0,5 н/к, среды прозрачны, ИОЛ в правильном положении в просвете зрачка.
    По данным ОКТ (25.10.2017 г.): OD — в парафовеолярной области участок атрофии пигментного эпителия сетчатки и разрушения слоя фоторецепторов (рис. 1). Данные изменения, по-видимому, можно расценить как постконтузионные, обусловленные травмой глаза в детстве. Архитектоника вышележащих слоев сетчатки также нарушена, слои подтянуты книзу. Толщина fovea centralis — 197 мкм. ДЗН — истончение нейроретинального пояска, экскавация диска составляет 0,6 (рис. 2). OS — ретинальный профиль не изменен. Толщина fovea centralis — 261 мкм (рис. 3). ДЗН — нейроретинальный поясок не изменен, объем экскавации — 0,5 (см. рис. 2).
Рис. 1. Оптическая когерентная томография макулярной области OD
Рис. 2. Оптическая когерентная томография ДЗН OU
Рис. 3. Оптическая когерентная томография макулярной области OS
    Компьютерная периметрия Humphrey от 25.10.2017 г.: OD — расширение слепого пятна, концентрическое сужение поля зрения. MD=-10,27 dB, PSD=7,77 dB (рис. 4). OS — слепое пятно без признаков расширения. MD=-1,25 dB, PSD=1,65 dB (рис. 5).
Рис. 4. Компьютерная периметрия Humphrey OD
Рис. 5. Компьютерная периметрия Humphrey OS
    Визоконтрастометрия от 25.10.2017 г.: OD — снижение контрастной чувствительности в диапазоне высоких пространственных частот на 100%, средних — на 10–85%, низких — на 5–20%; OS — высоких — на 15–35%, средних — на 5–10%, низких — на 5%.
    Пациент в настоящее время продолжает оставаться под нашим наблюдением.

    Заключение

    Несмотря на то, что в приведенном клиническом примере на формирование катаракты, по-видимому, оказали влияние несколько факторов (старая контузионная травма, злоупотребление алкоголем, хронический вирусный гепатит), тем не менее скрупулезный анализ подобных случаев может дополнить наши представления о патогенезе осложненных вариантов катаракты.
    Результаты пилотного исследования, проведенного в 2 группах пациентов, позволяют предположить наличие определенной взаимосвязи если не между катарактогенезом и хроническим инфицированием ВГВ и ВГС, то между катарактогенезом и измененным биохимическим статусом (гиперферментемией) с большей вероятностью. В следующей серии исследований мы предпримем попытку обнаружения маркеров ВГВ и ВГС в интраоперационных образцах влаги передней камеры, что позволит судить не только о прямом повреждающем действии вирусов, но и о вероятном риске контаминации хирургического инструментария. Результаты находятся в обработке.

Сведения об авторах: 1Хацукова Бэлла Нальбиевна — аспирант кафедры офтальмологии; 2Чернакова Галина Мэлсовна — к.м.н., доцент научно-образовательного центра; 1Кочергин Сергей Александрович — д.м.н., профессор, заведующий учебной частью кафедры офтальмологии; 1Клещева Елена Александровна — к.м.н., ассистент кафедры офтальмологии; 1Малинникова Елена Юрьевна — д.м.н., доцент, заведующая кафедрой вирусологии; 3Кюрегян Карен Каренович — д.б.н., профессор РАН, руководитель отдела изучения вирусных гепатитов; 3Михайлов Михаил Иванович — член-корреспондент РАН, профессор, д.м.н., руководитель. 1ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России. 123995, Россия, г. Москва, ул. Баррикадная, д. 2/1. 2ФГАУ «НМИЦ «МНТК «Микрохирургия глаза» им. акад. С.Н. Федорова» Минздрава России. 127486, Россия, г. Москва, Бескудниковский бульвар, д. 59а. 3НИЦ ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России. 125284, Россия, г. Москва, 2-й Боткинский проезд, д. 7/2. Контактная информация: Хацукова Бэлла Нальбиевна, e-mail: bella-0191@mail.ru. Прозрачность финансовой деятельности: никто из авторов не имеет финансовой заинтересованности в представленных материалах или методах. Конфликт интересов отсутствует. Статья поступила 07.09.2018.
About the authors: 1Bella N. Hatsukova — graduate student of Department of Ophthalmology; 2Galina M. Chernakova — MD, PhD, Associate Professor of the Scientific and Educational Center; 1Sergey A. Kochergin — MD, PhD, Professor, Head of the Department of Ophthalmology; 1Elena A. Kleshcheva — MD, PhD, Assistant to Department of the Ophthalmology; 1Elena Y. Malinnikova — MD, PhD, Associate Professor, Head of Department of Virology; 3Karen K. Kuregyan — MD, PhD, Professor of the Russian Academy of Sciences, Head of the Department for the Study of Viral Hepatitis; 3Mikhail I. Mikhaylov — MD, PhD, Corresponding Member of the Russian Academy of Sciences, Professor, Head of CIS. 1Russian Medical Academy of Continuous Professional Education. 2/1, Barrikadnaya str., Moscow, 123995, Russian Federation. 2S. Fyodorov Eye Microsurgery Federal State Institution. 59а, Beskudnikovskaya str., Moscow, 127486, Russian Federation. 3SIC Russian Medical Academy of Continuous Professional Education. 7/2, 2-nd Botkin passage, Moscow, 125284, Russian Federation. Contact information: Bella N. Hatsukova, e-mail: bella-0191@mail.ru. Financial Disclosure: no author has a financial or property interest in any material or method mentioned. There is no conflict of interests. Received 07.09.2018.

Литература
1. Круглова Т.Б., Слепова О.С., Кушнир В.Н., Иванов Г.Х. Способ прогнозирования риска развития врожденных катаракт. Патент Российской Федерации, 1997 г.
2. Kobayakawa S., Tochikubo T., Watanabe H., Nomura N. Hepatitis C virus in the aqueous humor. Nippon Ganka Gakkai Zasshi. 1993;97(9):1061–1064.
3. Логай И.М., Петруня A.M., Фролов В.М. Патология органа зрения при заболеваниях печени. Одесса: Ольвия, 1998;435.
4. Слепова О.С., Кушнир В.Н. Роль иммунопатологических реакций в развитии глазных заболеваний у лиц, инфицированных вирусом гепатита B, и эффективность иммунокорригирующей терапии. Вестник Российской академии медицинских наук. 2003;5:15–21.
5. Ahmad I., Khan S.B., Rehman H.U. et al. Frequency of Hepatitis B and Hepatitis C among cataract patients. Gomal Journal of Medical Sciences. 2006;4:2.
6. Ku J.Y., Sharma A. Pegylated interferon and ribavirin therapy for hepatitis C causing cataract. Clin Exp Ophthalmol. 2009;37(7):743–745.
7. Nangrejo K.M., Qureshi M.A., Sahto A.A., Siddiqui S.J. Prevalence of Hepatitis B and C in the patients undergoing cataract surgery at eye camps. Pak J Ophthalmol. 2011;27(1):27–29.
8. Yoshida K., Nakan H., Yoshitomi F., Oshika T. Prevalence of seropositivity for hepatitis C virus in cataract patients and the general population. J Cataract Refract Surg. 2002;28:1789–1792. DOI: 10.1016/S0886-3350(02)01335-4.
9. Naeem S.S., Siddiqui E.U., Kazi A.N. et al. Prevalence of hepatitis B and hepatitis C among preoperative cataract patients in Karachi. BMC Research Notes. 2012;5:492. DOI: 10.1186/1756-0500-5-492.
10. Tahir M.A., Cheema А., Tareen S. Frequency of Hepatitis-B and C in patients undergoing cataract surgery in a tertiary care Centre. Pak J Med Sci. 2015;31(4):895–898.
11. Atas M., Karatepe Hashas A.S., Demircan S. et al. .The Investigation of HCV RNA in Tear Fluid and Aqueous Humor in Patients with Anti-HCV Antibody Positive Who Underwent Cataract Surgery. Ocul Immunol Inflamm. 2016;24(3):297–301.
12. Park S., Choi N.K. Hepatitis virus infection and age-related cataract. Sci Rep. 2017;7(1):13089. DOI: 10.1038/s41598-017-13283-6.
13. Lin S.Y., Lin C.L., Ju S.W. et al. Increasing risk of cataract in HCV patients receiving anti-HCV therapy: A nationwide cohort study. PLoS One. 2017;12(3):e0173125.
14. Rewri P., Sharma M., Vats D.P., Singhal A. Seroprevalence, risk associations, and cost analysis of screening for viral infections among patients of cataract surgery. Indian J Ophthalmol. 2018;66(3):394–399.
15. Tahir M.A., Cheema A., Tareen S. Frequency of Hepatitis-B and C in patients undergoing cataract surgery in a tertiary care Centre. Pak J Med Sci. 2015;31(4):895–898.



Предыдущая статья
Следующая статья

Зарегистрируйтесь сейчас и получите доступ к полезным сервисам:
  • Загрузка полнотекстовых версий журналов (PDF)
  • Медицинские калькуляторы
  • Список избранных статей по Вашей специальности
  • Видеоконференции и многое другое

С нами уже 50 000 врачей из различных областей.
Присоединяйтесь!

Fatal error: Call to undefined function get_registration_form_description_popup() in /home/c/cb72209/clinopht.com/public_html/include/reg_form.php on line 89